ААйман Экфорд. Как снизить тревожность аутичного ребенка.

Создано благодаря моей лекции на канале на инстаграм @autistic_kids
Аутичные люди страдают от тревожности чаще неаутичных, потому что они вынуждены жить в мире, который на них не рассчитан и сталкиваться с давлением общества.

Неудивительно, что страхи и тревожность у детей — одна из самых распространенных жалоб родителей. Многие из них искренне не понимают, что же делать, чтобы ребёнок испытывал меньше тревожности? Как сделать так, чтобы тревожность не мешала ему осваивать новые навыки?

Вот несколько простых вещей, которые вы можете сделать если хотите чтобы ваш ребёнок был очень тревожным человеком, и то, что вы можете сделать вместо этого, то есть то, за счёт чего вы, наоборот, можете снизить уровень тревожности.

❌ Будут отмечены вещи, повышающие тревожность.

✅ Будет отмечено, то, что ее снижает.

Итак:

I.УВАЖЕНИЕ К ЛИЧНЫМ ГРАНИЦАМ И ОСОБЕННОСТЯМ РЕБЁНКА. (АКТУАЛЬНО ДЛЯ ВСЕХ ДЕТЕЙ)

1.

❌ Нельзя: Бить и наказывать ребёнка.

На самом деле, бить и ограничивать нельзя никого.

ВМЕСТО ЭТОГО…

✅ Нужно:

а) понять, что ребёнок тоже человек и подчиняется тем же законам психики что и взрослые, поэтому если ограничения и физическое насилие повышает тревожность у вас, это повысит тревожность и у ребёнка.

б) понимать, что ребёнок тоже человек, и поэтому не допускать по отношению к нему тех действий, которые вы бы не допустили по отношению ко своим близким взрослым.

с) попытаться договориться с ребёнком, как можно более четко объяснив ему, почему его действия неприемлемы.

Если ребёнок вас не понял, то можно…

d) Замотивировать ребенка подарками, карманными деньгами или приятным для него времяпровождением.

 

2.

❌ Нельзя:

а) ограничивать жизненно важные потребности ребёнка, или использовать их для мотивации: например, такие потребности как сон, еда, доступ к питью или возможность принять душ.

б) ограничивать стимминг ребёнка.

с) ограничивать специнтересы ребёнка.

Подобные ограничения добавляют в жизнь ребёнка тревожности и лишают его чувства безопасности.

✅Можно — точнее, нужно:

а) удовлетворять естественные потребности ребёнка, и позволять ребёнку удовлетворять свои потребности.

б) позволять ребёнку стиммить, если стимминг не вредит окружающим, потому что стимминг снижает тревожность, и, кроме того, помогает аутичным людям сосредоточится и выражать свои эмоции (ну а когда людям мешают на чем-то сосредоточится или выражать эмоции естественным образом, это точно не может их успокоить!)

с) позволять ребёнку тратить свободное время на специальные интересы, потому что у ребёнка есть право распоряжаться своим временем + спец.интересы помогают многим аутичным людям успокоиться и снять напряжение.

 

3.

❌Нельзя: переставлять вещи ребёнка без спроса, трогать его вещи, если он этого не хочет, ограничивать его доступ к его же вещам.

✅Нужно:

а) Помнить что у детей тоже есть право собственности, и что чем раньше человек научится ценить и понимать, что такое право собственности, тем меньше вероятности что в будущем он подвергнется стрессу, связанному с обманом и мошенничеством.

б) не забывать что у многих аутичных людей очень сильно развито право собственности + многие аутичные люди тяжело переносят неожиданные изменения, поэтому переставление их вещей без спросу не только увеличит их тревожность, но и может вызвать сильное чувство тревоги и отсутствия безопасности в вашем присутствии. Читать далее

Почему я не использую выражение «Человек с аутизмом». Одна из множества причин.

(На фото — я с табличкой «я не боюсь говорить о том, что я — аутист»)

Когда мне говорят, что я «человек с аутизмом», я почему-то сразу представляю себе, что я тащу аутизм в мешке, в таком же, в каком в детских книжках за плечом носят картошку.
Конечно же, это не так. Я не «человек с аутизмом».
Аутизм — часть меня, он не болтается где-то у меня за плечом, как мешок с картошкой или рюкзак. Его нельзя сдать в камеру хранения, выбросить, забыть или оставить дома. Точно так же, как я не могу оставить дома еврейство или небинарный гендер. При этом аутизм влияет на меня гораздо больше, чем гендер и больше, чем еврейство.

Более того, я не хочу переставать быть аутистом, потому что аутизм очень сильно влияет на мою личность.

Я не хочу стать другим человеком. Я не хочу «исцеления» — не хочу умирать, медленно наблюдая за тем, как мое место занимает другой человек с моим лицом, но не с моим нейротипом.

Анон. «Информаторам» об аутизме

Привет всем!
Я давно хотела написать этот пост, но все никак не находила время. Сейчас апрель, и я думаю, что это идеальное время чтобы высказать накопившееся.
Все время слышу их – многоуважаемых *информаторов* о «проблеме аутизма». Они повсюду, и даже когда время совсем не апрель, я могу их слышать. Это могут быть родители «неудобных» детей, другие родственники, учителя…. Неважно кто это, важно то, что они говорят. А их разговоры всегда об одном – прогрессе. Вот моему сыну уже 4/6/8/10/… а он все еще не умеет ходить в туалет, наверное, это синдром Каннера, то есть, «низкофункциональный» ребенок, который никогда не научиться жить в обществе, (тут еще много текста какой аутизм плохой, как он «похитил» ее мальчика) пожертвуйте деньги на лечение, пожалуйста. Я не против благотворительности в принципе, но вот наболело и хочется высказаться.

Можете почитать если хотите=)

Привет, я девушка, мне 22 года и меня можно назвать успешной во всех смыслах, даже не так, меня можно назвать *полностью вылечившейся от страшного аутизма*. При встрече со мной вы ничего не заподозрите, ну может совсем чуть-чуть, но ведь эти программисты все странные гики. Более того, многие мне даже начинают завидовать (что очень странно конечно) – я живу в Европе уже 6 лет одна, я учусь и сама оплачиваю свое жилье, еду, учебу и даже всякие недешевые хотелки, как профессиональный граф планшет например. Более того, я иногда оплачиваю мамин кредит, а не каждый может этим похвастаться в 22 года. А ведь я из неполной семьи, из места где зарплата 100 долларов в месяц это предел мечтаний. Прям мотивационный пост какой-то получается, ха-ха.

Если я вам вдруг расскажу о своих диагнозах, даже только подтвержденных, вы, не поверите.

СДВГ, Синдром Туррета, Депрессия, подозрение на РАС – все это звучит так страшно, и совсем не похоже на меня. Наверное, у меня просто легкая форма всего этого, которую еще, наверное, заметил умный дефектолог и все исправил. Читать далее

Не все аутисты любят монотонную работу.

Не все аутисты любят монотонную работу.
И уж конечно, не все аутисты мечтают учиться на поваров, слесарей, уборщиков… или на кого там ещё учат в мастерских различных благотворительных фондов?

Конечно, есть аутисты, которые хотят быть поварами, или стоять у конвейера. Среди аутистов таких людей, вероятно, даже больше, чем среди нейротипиков, потому что — да! — многие из нас любят монотонный труд.
Но многие — не значит «все». Среди нас есть люди, предпочитающие самые разные профессии. Читать далее

О «критиках» нейроразнообразия

Автор: Лина Экфорд

Каждый раз, когда натыкаюсь на «критику нейроразнообразия», особенно от аутистов, мне становится стыдно за этих людей. Вместо того, чтобы разобраться в теме, демонстрируют своё невежество, называя его «мнением». Хотя, казалось бы, для того, чтобы написать КРИТИКУ, а не ерунду под названием «я эйблист, я ненавижу себя, я ничего не понимаю про социальную модель инвалидности, но на всякий случай немного поною и поистерю», даже знаний почти никаких не нужно.

Итак, критика (я не могу согласиться ни с чем из нижеперечисленного, но это была бы критика):

«Чтобы изменить общество, нужны десятилетия и даже столетия, у меня нет времени ждать, поэтому я предпочёл бы быть излеченным»

«Да, если бы общество изменилось, мне бы и в голову не пришло, что мне нужно лечение. Но я считаю, что менять отдельных людей под общество лучше, чем всему обществу подстраиваться под отдельных людей, это создаст меньше неудобств.»

«Говоря о том, что аутизм не является болезнью, мы можем случайно сделать так, что аутизм в целом будут считать только социальной проблемой и никто не будет разрабатывать лекарства, которые могли бы облегчить некоторые проблемы, часто встречающиеся у аутичных людей»

«Я имею право делать с собой все, что мне вздумается, и никто не вправе что-то мне запрещать. Если я хочу быть как все, никого не должно волновать, вызвано это внутренним эйблизмом, или нет, — я хочу самостоятельно распоряжаться своим телом, и избавиться от аутизма, если бы это было возможно, и я должен иметь на это право, поскольку это мой мозг и мое тело»

Ну хоть раз бы что-то из этого написали, вместо вариаций на тему: «меня травили, надо мной издевались — значит, я болен, а с обществом все в порядке», «никто не хочет со мной разговаривать, потому что я печатаю, а не говорю — это потому что они здоровые люди, а я больной», «у меня диабет, эпилепсия и язва желудка, значит, аутизм — тяжелая болезнь». Чтобы можно было дискутировать, спорить, а не только поржать и посчитать, сколько раз за текст автор назвал идеями движения за нейроразнообразие то, что ими не является.

Ловушка альтруизма

Автор: Айман Экфорд

Одна из главных проблем нынешнего отношения к детям в том, что детей рассматривают не просто как объекты, которые родители могут переделывать по своему желанию; их рассматривают как потенциальных жертв. Более того, детей учат так, будто они должны сами жертвовать собой. Жертвовать собой ради Родины, жертвовать собой ради семьи, жертвовать собой ради коллектива, быть «хорошими девочками», которые должны подчиняться мужьям, или «сильными мальчиками», которые якобы обязаны всю жизнь кого-то защищать. Им в пример приводят героев, которые умерли, защищая Родину, даже если Родина им ничего хорошего не сделала за всю их жизнь. Им в пример приводят людей, которые отказались от той жизни, которая им нравится, ради семьи — при том что дети и так первые восемнадцать лет жизни являются собственностью родственников, и после этого им важно осознать, что их жизнь принадлежит им. Детей учат уступать, подчиняться, делиться, думать о чужих интересах прежде, чем подумать о своих.

Детям навязывают, что они постоянно что-то кому-то должны. И тем самым не дают им думать о себе. Большинство людей вырастает с чувством вины. Оно считает, что обязаны кому-то помогать, обязано чем-то жертвовать. Но эти люди не знают, чего они сами хотят. Они всю жизнь живут с уймой психологических и психических проблем, потому что «хорошие девочки» и «сильные мальчики» о себе думать не должны. И в итоге это сказывается на их работоспособности и на общении с другими людьми. То есть, вредит тем, кому они якобы должны помогать.

Мы получаем общество, где уйма людей жертвует собой ради других, выматывает себя, вредит окружающим, вынуждает окружающих тоже чем-то жертвовать, и в итоге никто не получает желаемого. И уже даже не знает, что это за «желаемое».

Мы получаем общество, где почти два десятка лет люди подчиняют свои интересы интересам других, а потом почти всю жизнь по инерции продолжают делать то же самое, потому что их так научили, и потому что «ОниЖХорошие». А потом мы удивляемся, почему так много людей оказываются в нездоровых отношениях, и почему во многих странах терпят диктаторов.
И в этом обществе люди, травмированные «ВыЖВсемДолжны», промывают своим детям мозги тем, что они всем должны. Система воспроизводит сама себя. Родители промывают мозги детям, не разобравшись, чего хотят дети, и имеют ли они вообще право думать о своих детях как о потенциальных жертвах, которые обязаны использовать себя ради чьего-то блага.
На самом деле, их дети никому ничего не должны. Они ни с кем никаких контрактов не подписывали. Они никому ничего не обещали. Они не выбирали, в какой семье или стране им родится. Они не выбирали сообщества, к которым вы их причисляете. И они могут от них отказаться. Потому что они люди, у которых может быть (и есть) своя воля, а не жертвенные животные.

Подумайте об этом, прежде чем в очередной раз говорить своим детям о жертвенности и коллективном благе. Прежде чем указывать своей дочери, что она должна перестать быть эгоисткой, и стать хорошей девочкой. Прежде чем отнимать у малыша его собственную игрушку, потому что «он же должен делиться с братиком». Прежде чем принуждать детей к бесплатному труду «на благо семьи».

Прекратите укреплять свою мораль за счет будущих поколений, которые эту мораль не создавали и еще даже не выбрали.

Зимние праздники и вера в сверхъестественное

Автор: Айман Экфорд

 

(Внимание: Некоторые моменты в этой статье могут быть трудными для восприятия людей с алекситимией)

 

I.
Представьте себе человека, потерявшего веру. Веру в сверхъестественное существо, на которое этот человек привык полагаться, с которым связывал свои самые сокровенные мечтания и которое так часто ассоциировалось у него со счастливыми и радостными моментами жизни. Были времена, когда ради этого существа он старался быть хорошим. Были времена, когда он ждал от этого существа ответа. Ждал с нетерпением. И делился этим нетерпением со своими родными, которые укрепляли в нем веру.
И вот теперь эти времена остались позади.

 

Что должен чувствовать человек в тот момент, когда он с удивительной ясностью осознал, что этого сверхъестественного существа нет на свете? Не просто нет, его никогда и не было, и даже те люди, что рассказали ему о нем, просто решили пошутить. Вера близких, служившая опорой, на самом деле была притворством. Они притворялись, потому что не воспринимали этого человека всерьез.
Что же этот человек чувствует, что чувствовали бы вы, вдруг оказавшись на его месте? Ярость, опустошение, отчаяние, желание закрыться от всех и вся? Или что-то другое? Может быть, вы, как и я, даже не можете описать это словами, но готова поспорить, что вы не хотели бы оказаться на месте этого человека.
Или – если вы не понимаете, что такое вера – представьте себе другую ситуацию. Все вокруг с детства говорят вам какую-то чушь о сверхъестественном персонаже, которую вы ну никак не можете воспринимать всерьез. Эта чушь настолько абсурдна, а вера в нее настолько не свойственна вам, что иногда вам кажется, что окружающие сошли с ума. Или, возможно, с ума сошли вы, раз все вокруг настолько иначе воспринимают мир и происходящее вокруг?
В общем, продолжать нет смысла – думаю, эти две роли «неверующих» вы тоже не хотели бы примерить на себя. Читать далее