Айман Экфорд: «7 причин платить ребенку за работу по дому»

Kids-and-Investing.jpg
Мама с дочкой перед копилкой

— Не надо платить детям деньги за работу по дому. Деньги никого не мотивируют.

Подобные фразы часто встречаются в «прогрессивных» статьях по воспитанию детей. Как ни странно, подобные вещи обычно пишут родители, которые борются против эйджизма. Но я уверена, что если бы я предложила работодателям этих родителей не платить им зарплату, заставляя выполнять работу бесплатно, родители бы на это не согласились. Они назвали бы это рабством и эксплуатацией. Они бы уволились, или подали в суд на своего руководителя, принявшего подобное решение.

Практически никто не согласился бы работать бесплатно продолжительное время.

Но почему? Потому что деньги все таки могут мотивировать. И когда речь заходит о взрослых, большинство это понимает. Но стереотипы о детях настолько серьёзные, что даже прогрессивные люди их не замечают.

Причём здесь стереотипы о детях, если мы говорим о деньгах? Для того, чтобы разобраться в этом, давайте рассмотрим основные причины, по которым я считаю, что давать детям деньги и вещественные вознаграждения за работу по дому нормально и даже желательно.

1) БЕСПЛАТНЫЙ ТРУД — ЭТО ЭКСПЛУАТАЦИЯ.

Как я уже писала выше, подавляющее большинство взрослых посчитало бы эксплуататорами тех, кто заставляет людей работать бесплатно. При этом не важно, как эти взрослые относятся к рыночной экономике и к капитализму. Они могут быть самыми убежденными коммунистами, но при этом они не живут так, словно денежную систему уже отменили.

Тогда почему они вынуждают к этому своих детей?

Почему взрослых нельзя заставлять работать бесплатно, а детей можно?

Потому что взрослые должны обеспечивать себе жизнь сами? Но стали бы вы принуждать к работе члена королевской семьи, который получил состояние в наследство, и которому не надо зарабатывать на жизнь? Очень в этом сомневаюсь.

Читать далее

Семья — Тема Месяца Принятия Аутизма 2017

74703b9eafd0bf5544cf80ed2a24e3ac.jpg
Фото семьи на фоне заката.

Апрель является месяцем информирования об аутизме. К сожалению, это Информирование зачастую превращается в дезинформирование. Идея о введении «Месяца Информирования» принадлежит организации Autism Speaks, которая никогда не могла представлять интересы аутичных людей, потому что этой организацией никогда не управляли аутичные люди. После того, как 2007 году Генеральная Ассамблея ООН объявила 2 апреля всемирным днем информирования об аутизме, идея «месяца» и «дня» информирования стала популярной во всем мире. И, «по традиции», этим информированием продолжили заниматься крупные фонды, возглавляемые людьми, которые никогда не были аутистами, которые не прислушиваются к мнению аутистов и зачастую ненавидят их настолько, что не хотят, чтобы аутисты появлялись на свет.

Представьте, что Месяц Истории Афроамериканцев традиционно проводят Ку-Клукус-Клановцы, а 1 мая, День Международной Солидарности Трудящихся, превратился в день, когда хозяева крупных корпораций традиционно выступают по телевидению и делятся «историями успеха» борьбы с профсоюзами. Возможно, тогда вы поймете, что значит традиционный «Месяц Информирования об Аутизме» для аутичных людей. И, возможно, поймете, почему аутичные люди решили превратить этот месяц в месяц «Принятия Аутизма», предложив говорить не о том, «что не так» с аутичными людьми, а о том, как понять (и принять) их, сделав полноправными членами общества.

В этот месяц во всем мире аутичные люди выступают против негативных стереотипов об аутизме, распространяемых СМИ и крупными фондами, против насилия по отношению к аутичным людям, против высокого уровня безработицы среди аутистов и других подобных проблем.

Год назад мы решили присоединиться к аутичному празднованию Месяца Принятия Аутизма и создали специальный апрельский проект – Принятие. Целый год мы размещали на нем статьи-ответы на вопросы читателей и планируем делать это и в дальнейшем.

Но первые 10 дней апреля мы, как и в прошлом году, посвятим этот сайт нашей Ежегодной теме.

В прошлом году у нас было две темы – одна для аутистов («Принятие своей аутичности»), другая – для нейотипиков («Аутисты говорят об аутизме»). В этом году мы выбрали одну большую общую тему – семья.

Читать далее

Валерий Качуров: «Проблемы 33-летнего аспи»

(Очевидно, что все эти мои проблемы вызваны не аутизмом, а жизнью в эйблизированном социуме).

— У меня в физическом мире не только нет друзей, но и вообще я не знаю никого, похожего на меня. Ни у кого нет такого же опыта и интересов. Я живу в небольшом городе, и мне не с кем пообщаться в физ.мире вообще. Я пробовал посещать разные сборища и сходки, но только убедился, что рядом нет людей, с которыми можно было бы интересно взаимодействовать.

— Если я вижу весело общающихся людей, то мне становится очень плохо, потому что у меня такого нет, и может, никогда и не будет.

— Я не могу общаться в физическом мире с непохожими на меня людьми, потому что между мной и ими большой разрыв в опыте и интересах, нам не о чем говорить, и мне вообще не нравится такая форма коммуникации.

— Я боюсь взаимодействовать с людьми в физическом мире, потому что в российской культуре до сих пор существует грубость и нетолерантность к людям, не похожим на большинство. И у меня не особо получается «делать пасс», изображать нормальность. Читать далее

Аркен Искалкин: «Последствия травматичного гендерного воспитания»

Когда гендерная идентичность прививается ребёнку в агрессивной форме вкупе с недоговорами и унижением, его представление о роли полов и их взаимоотношения в жизни будет искажённым. И будет строиться оно в основном на стереотипах: «Все девушки так себя ведут/все парни должны» А стереотипное мышление включается тогда, когда только оно может стать для личности социальным ориентиром и руководством для общения, то есть, тогда, когда другие более эффективные аналогичные механизмы у личности не работают.

Травмированное сознание вряд ли будет ресурсным, следовательно, такой человек изначально вряд ли будет привлекателен для общения, скорее всего, он будет вынужден, убегая от одиночества, напрашиваться в компании сам, но вряд ли будет сильно приятен и нужен людям, с которыми он хочет общаться. Как правило, такие вещи мало кто объясняет, и зачастую для самого человека его непозитивная манера речи может быть незаметна. Поэтому он может не знать, почему так неуспешен в общении. И, в особенности, это будет касаться построения романтических отношений.

А искать отношений такой человек зачастую будет сильно. Да, инстинкт размножения и потребность в близости изначально присущи каждому из нас, но тут скорее будут иные факторы, например, газлайтинг и навязывание брака в семье: с детства и до неопределённого возраста: «Тебе надо жениться(выйти замуж). Ты должен(а) жениться(выйти замуж), все женятся(выходят замуж). Когда женишься(выйдешь замуж)? Невесту(жениха) ещё не нашёл(а)?»
Читать далее

Наталья Моисеева: «Счастливая семья с необычным ребенком»

Начну словами классика: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.»

Вряд ли наша семья покажется незнакомому человеку счастливой. Дело в том, что мой младший сын — аутист, из тех, кого называют «низкофункциональными». Со стороны ребенок, мычащий, прыгающий, хлопающий ладошками по окружающим предметам и людям, кажется кошмаром, страшным недоразумением. Он вызывает жалость, ужас или отторжение.

А для нас это самый чудесный, добрый, милый мальчик. Мы его бесконечно любим и готовы заботиться о нем, воспитывать его, обучать и защищать. И наша семья счастливая, что бы об этом другие не думали.

Не знаю, стала бы я счастливой, если бы мой Захар был бы «как все». Возможно, у нас была бы машина, мы могли бы позволить себе отдых на море. Наверняка я бы родила четвертого ребенка. Скорее всего мы не отличались бы от среднестатистической многодетной семьи. Но у нас другой путь.

Появление такого необычного ребенка научило нас очень многому, не только переносить невыносимое и примиряться с невозможным. Мы по-своему осознали принцип относительности. Относительность времени: мы не можем простоять в очереди ни одной лишней минуты, при этом терпеливо ходим на занятия, зная, что результат возможно будет виден только через год-другой-третий. Относительность пространства: я знаю, что Захару будет тесно и душно в небольшом кабинете, при этом очень комфортно и спокойно в яйце совы-няньки или гамаке-капле. Относительность горя : я понимаю, что любое слово может больно ранить. То, что для меня является проблемой, для другой мамы ребенка-аутиста может казаться труднодостижимой мечтой.

Благодаря «инаковости» Захара в нашу жизнь вошли замечательные педагоги и психологи, готовые заниматься со сложными детьми несмотря на сложности и видимую безрезультатность усилий. Я познакомилась с другими мамами детей-инвалидов, поражающими своей добротой, самоотверженностью, чуткостью, готовностью помочь и поддержать друг друга в любой ситуации.

Мне кажется, мои старшие дети стали терпеливы, внимательны и доброжелательны именно из-за нашего нестандартного образа жизни. Надеюсь, что они смогут и в дальнейшем оценивать людей не по успешности карьеры, стоимости потребленного и количеству накопленного, а по способности к сопереживанию, уважению к любому человеку, не зависимо от внешности, странностей поведения или непривычности мышления.

Мы — обычная счастливая семья с необычным ребенком.