Дмитрий «Бет» Дрямин: «Аспи детство»

Здравствуйте, дорогие читатели. Меня по паспорту зовут Дима, но, если вы не против, можете звать меня Бет. В 28 лет мне поставили диагноз шизоидное расстройство личности, но у меня большие сомнения по поводу верности диагноза, потому что при таком диагнозе остаются необъяснимыми особенности поведения, которые начались еще в раннем детстве. Надеюсь, я когда-нибудь смогу оказаться на Западе и попасть на прием к специалисту, компетентному ставить диагноз взрослым.

Даже если мои подозрения по поводу диагноза верны, то я могу сказать, что мне повезло: хотя у меня множество симптомов Аспергера, большинство из них были на терпимом для общества уровне (например, я не качалась при сенсорной перегрузке), хотя это не помешало людям превратить мою жизнь в ад, из которого я только недавно стала потихоньку выбираться. Единственное, чего я избежала благодаря мягкости симптомов – меня не обзывали в школе сумасшедшей.
В общем, введение окончено, вы можете обесценить все, что написано дальше, сказав, что я не настоящая аспи, потому что у меня нет официального диагноза и у меня недостаточно тяжелый случай. Но я считаю, что для темы полезности школы для социализации это все неважно.

К сожалению, мои воспоминания о детстве очень ограниченны, я хорошо помню только события с 15 лет, когда пошла в колледж. Может быть, оно и к лучшему. Но расскажу хотя бы то, что помню.

Читать далее

Айман Экфорд: «Родителям аутичных мальчиков»

1) Ваш аутичный сын не является защитником Отечества. Если, конечно, он сам этого не хочет. 

Ваш аутичный сын может быть не в состоянии «защищать Отечество», отбывая срок в условиях, неприспособленных для аутичных людей. Возможно, ему надо будет оформить инвалидность, чтобы избежать армии. Возможно, из-за проблем с аутичной диагностикой, ему надо будет получать инвалидность по другому диагнозу. Пытаться уйти от принудительного и опасного труда в заведениях, не приспособленных для таких, как вы, — совершенно нормально.

Так же нормально, как и то, что ваш сын может ненавидеть свое «Отечество», или не испытывать  к нему теплых чувств. В конце концов, он не выбирал кусок территории, на котором он сейчас вынужден жить.

 

2) Ваш аутичный сын может быть больше похож на «классическое» описание аутичных женщин, чем на описание аутичных мужчин. 

Такое бывает примерно в 1/5 случаев диагностики, и в этом нет ничего плохого. Я встречала парней, похожих на классические описания аутичных женщин, и это были замечательные ребята. Они были обычными аутичными парнями, разве что лучше умели притворяться нейротипиками, играли в детстве в игрушки, были более склонны к фантазированию, и лучше понимали абстрактные понятия, чем среднестатистические аутичные парни.

«Женский» тип аутичности не делает вашего сына женщиной или геем. Точно так же, как «мужской» тип аутичности не сделал из Темпл Грэндин лесбиянку или мужчину.

Читать далее

Лин Лэйн. Советы для родителей аутичных ЛГБТ+ детей.

Ответы аутичного русскоязычного человека родителям ЛГБТ+ подростков.


2. ПОЧЕМУ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ В НАШЕЙ СЕМЬЕ? КАКИЕ ОШИБКИ Я, КАК РОДИТЕЛЬ, СОВЕРШИЛ_А? МНЕ КАЖЕТСЯ, ИЛИ Я СДЕЛАЛ_А ЧТО-ТО НЕ ТАК? КАК МНЕ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЧУВСТВА ВИНЫ?
Итак, я ничего не знаю о том, совершали ли Вы какие-то ошибки в воспитании ваш_его ребёнка (наверное, все родитель_ницы в разное время делают что-то не так, ведь все мы несовершенны), но одно очевидно — ни е_ё аутичность, ни е_ё сексуальная ориентация, ни е_ё гендерная идентичность не являются следствием неправильного воспитания или Ваших ошибок как родитель_ницы, более того, они не являются какими-то отклонениями, чем-то неправильным или трагичным. Да, они определённо повлияют на опыт ваш_его ребёнка, и я не отрицаю, что у ваш_его ребёнка будут проблемы, которых не будет у е_ё сверстни_ц, как аутичных цисгетеро, так и нейротипичных ЛГБТ+, но в то же время — это то, как_им ваш ребёнок является, и положительного опыта, также отсутствующего у других подростков, у не_ё тоже будет достаточно.

Вы однозначно не виноваты в том, что ваш_ ребёнок аутичен_а, квир или трансгендер_, он_а так_ая не потому, что вы в чём-то ошиблись и не потому, что он_а делает что-то неправильно, это не что-то, что вы можете изменить, но вы всё-таки можете изменить кое-что — да, ваше отношение к не_й. Е_ё жизнь однозначно будет гораздо лучше, если вы будете поддерживать е_ё — даже если вы не уверены, что делаете всё правильно, что понимаете е_ё, что говорите нужные слова — просто если вы будете рядом, если вы будете готовы выслушать и обсудить е_ё опыт, не отрицая его (!), не ставя его под сомнение, но стараясь понять е_ё. Честно — со мной этого не происходило и вряд ли будет происходить, и это то, о чём я искренне мечтаю — не только для себя, но и для других, и я очень хотела бы, чтобы ваш_ ребёнок не чувствовал_а себя одиноко, как будто е_ё родителям нельзя доверять и е_ё опыт не с кем обсудить.

И, если вы двигаетесь в направлении принятия и понимания, вы делаете всё правильно и я горжусь вами.

 

 

3. ВОЗМОЖНО, МОЙ РЕБЕНОК СДЕЛАЛ «НЕПРАВИЛЬНЫЙ» КАМИН-АУТ? ВОЗМОЖНО, Е_МУ НЕ СТОИЛО ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ, ИЛИ Я НЕ ДОЛЖЕН_А ВОСПРИНИМАТЬ ЭТОТ КАМИН-АУТ НАСТОЛЬКО СЕРЬЕЗНО?
Я бы сказала, что не стоит начинать с таких мыслей. Во-первых, каминг-аут — это довольно серьёзное решение, и ваш_а ребёнок наверняка долго думал_а, прежде чем сделать его, вполне возможно, он_а чувствовал_а сомнения, беспокоил_ась, мог_ла даже (как я) многократно отрицать свои чувства, пытаться убедить себя, что это просто иллюзии, и он_а, скорее всего, потратил_а много времени и сил, прежде чем поговорить с вами, и самое ужасное, что вы можете сделать — это сказать е_й, что «это просто фаза», «е_й просто кажется», «это со временем пройдёт». В результате таких слов он_а может потерять уважение либо к вам (ведь, кажется, вы даже не пытаетесь е_ё понять), либо к себе, совсем разуверившись в собственных чувствах или начав подвергать их все сомнению (поверьте мне, это именно то, что я сейчас делаю, и это определённо не то, чего вы (или кто угодно) хотите для свое_го ребёнка) . Читать далее

Лин Лэйн: «21 способ запутать своего ребенка»

1. Говорите е_й, что уважаете е_ё, а потом полностью игнорируйте е_е взгляды на что-либо (и факт, что он_а разбирается в чем-то лучше вас), потому что как же он_а может что-то понимать.

2. Говорите е_й, что полностью доверяете е_й, а потом отчаянно газлайтите е_ё каждый раз, когда е_е опыт не похож на ваш.

3. Говорите е_й, что он_а может сам_а выбирать, что е_й нравится, а потом устройте многочасовой скандал с криками, после которого е_е будет трясти, потому что он_а слушает Земфиру.

4. Почаще злитесь на не_е по непонятным причинам, а на вопросы, что он_а сделал_а не так, отвечайте только, что он_а сам_а знает — ведь, разумеется, ваш_ ребёнок воспринимает мир точь-в-точь, как вы.

5. Говорите е_й, что всегда готовы помочь с е_е проблемами, а потом проклинайте и оскорбляйте е_е каждый раз, когда он_а обращается к вам с ними.
Читать далее

Первый двуязычный проект для родителей ЛГБТИ+ аутичных детей.

Мы рады представить Вам первый двуязычный проект для родителей ЛГБТИ+ аутичных детей.

Взрослые ЛГБТИ-аутичные люди, живущие в разных странах, ответят на распространенные вопросы родителей ЛГБТИ-аутичных детей.

Подробнее о проекте Вы можете узнать здесь.

Ответы на вопросы Вы можете прочесть здесь.

Айман Экфорд:«Неправильные предположения»

(Эта статья написана мною к фестивалю КвирФест для тематического сборника Видеть невидимое)

1.
Меня зовут Айман. Я аутистка, мусульманка и лесбиянка. И еще я не принадлежу к русской культуре, я ее не понимаю, несмотря на то, что большинство людей считают русскую культуру «моей». Мое восприятие культуры проявляется в мелочах, в вещах, которые кажутся на первый взгляд несущественными, но оно очень явно определяет меня в «иностранцы».

2.
Мои отличия почти незаметны со стороны.
Люди не подозревают о моей сексуальной ориентации. Я не похожа на стереотипных лесбиянок «буч» и «фем», о которых иногда говорят в ЛГБТ-сообществе, и на маскулинных женщин, о которых при слове «лесбиянка» вспоминают люди поколения моей матери.

Я родилась в консервативной православной семье. У меня были серьезные психические проблемы, возникшие на религиозной почве, и вначале я боялась даже подумать об уходе из христианства. Переход в ислам дался мне очень нелегко, и он многое для меня значит. Но люди этого не видят. Ислам влияет скорее на мое мировоззрение, чем на мою внешность, манеру одеваться или манеру говорить.

К тому же я не выгляжу, как типичная мусульманка: у меня русые волосы, светлая кожа и я говорю без акцента. Я не веду себя так, как, по мнению большинства, должна вести себя мусульманка. Я слушаю металл, много говорю о политике и о правах человека и чаще всего ношу европейскую одежду.

Моя национальная идентичность скорее американская.
Я выбрала ее сама. И, одновременно, я ее не выбирала.
Я никогда не понимала культуру своей семьи. Я не копировала общепринятые стереотипы и нормы поведения, глядя на своих родителей и других взрослых, если цели этого поведения были мне непонятны, а стереотипы не близки. Наверное, вы видели, как маленькие котята повторяют поведение за мамой — кошкой, а дети во всем копируют родителей? Так вот, у меня, как и у многих аутичных детей, этот механизм подражания был развит слабо.

Слова окружающих о том, что люди, с которыми я живу в одной квартире (даже если они мои родители), должны определять то, как я мыслю, казались мне бессмысленной абстракцией, практически магией.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Гендерное воспитание может осложнять жизнь аутичному ребёнку»

Воспитание, основанное на постулатах: «девочки/мальчики», является одной из консервативных норм, основанных на интуиции и на неподтвержденных научных теориях. А потому изначально может травмировать аутичного ребёнка, ведь получается, что данные нормы ему будут прививаться с давлением и без объяснения, ведь объяснить интуитивные нормы логическим языком сложно.

А потому, как правило, такое воспитание строится либо на дразнилках, либо на запугиваниях. В стиле: «Будешь одеваться, как девочка, тебя мальчики за девочку примут, засмеют. Или начнут приставать, как к девочке. Или примут за гомосексуала и изобьют, потому что гомосексуалов бьют» (В лёгком варианте родительской «страшилки» – не общаются, держатся от них подальше. При этом, так часто говорят гомофобные родители, использующие менее литературные и корректные вариации слова «гомосексуал».)

Причём, мальчикам гендерную идентичность прививают через страх травли и униженное чувство собственного достоинства. Вероятно, аутичный ребёнок уже стал жертвой эйблизма и сопутствующих издевательств, и пытается хоть как-то доказать себе и окружающим, что он – тоже личность, тоже имеет право на уважение. Взрослые пользуются этим и говорят мальчикам, что жёстко придерживаться мужской гендерной идентичности – единственный способ не быть слабаком, которого травят, причём, то же самое могут повторять и школьные преследователи, притворяясь помощниками жертвы. А девочек пугают тем, что, не придерживаясь жёсткой женской идентичности, они рискуют остаться одинокими и никому не нужными.

А дальше – либо попытки соответствовать навязанной идентичности, которые, с учётом психотравм и особенностей аутичного мышления, скорее всего, не будут приводить к желаемому социальному результату и в итоге вызывать фрустрацию, либо протест, из-за которого ребенок принципиально отказывается выполнять условия родителей, либо попытки «соответствовать» а потом разрыв отношений с родителями-«тиранами», либо иные негативные последствия.
Читать далее