Айман Экфорд: «Двойные стандарты»

Представьте, что вы ведете разговор о семейной жизни с мужчиной, который говорит вам…
— Я вообще не понимаю, как мне общаться со своей женой, если я не могу:
1) Бить ее.
2) Угрожать ей.
3) Контролировать ее круг общения.
4) Свободно распоряжаться ее собственностью.
5) Запрещать ей работать.

Что вы подумаете об этом человеке? Что он – мудак, жуткий сексист и отвратительный муж? Что его жене надо бы держаться от него подальше?
Вероятнее всего, да. И вы будете правы.

Читать далее

Айман Экфорд: «Аутизм — это инвалидность?»

Зачем аутистов называют инвалидами?! Они же могу жить нормальной, полноценной жизнью!
Аутисты — они больные люди с небольшими проблемами. Но чтобы называть их инвалидами… нет, это слишком!

Аутизм — не инвалидность. Я не хочу, чтобы аутисты считались инвалидами. Аутизм — это просто отличие.

Как часто я слышу это!
Чтобы ответить на эти вопросы, для начала надо разобраться, что такое аутизм и что такое инвалидность.


Как вы знаете, я, как и другие сторонники нейроразнообразия, не считаю аутизм заболеванием. Я считаю, аутизм частью личности человека, потому что аутизм проникает во многие сферы нашей жизни, и мы не знаем, каково это — быть нейротипиками. Аутизм влияет на образ мышления человека, на его восприятие мира и даже на то, как человек относится к своим интересам! Избавится от аутизма — значит превратится в другого человека.
Так что аутисты — это не «больные люди». Точнее они могут иметь другие заболевания, и некоторые заболевания — вроде эпилепсии, встречаются у аутистов немного чаще, чем у не аутичных людей, но сам аутизм не является болезнью.

Но если аутизм — часть личности, а не болезнь, может ли он являться инвалидностью? Может ли что-то, что нельзя однозначно оценивать как нечто отрицательное, являться инвалидностью?

Читать далее

Айман Экфорд: «5 вещей, которые помогут вам не нанести вред инвалидам и представителям Ближневосточной культуры»

Как я писала ранее, Ближний Восток является моим специальным интересом. Я читала уйму книг и статей на Ближневосточную тематику, в том числе авторства «западных» людей, и я говорила со многими знакомыми на различные темы, которые, так или иначе, касаются Ближнего Востока. Так я заметила, что рассуждая о жизни в Ближневосточных странах или о жизни мусульман в целом, люди допускают те же ошибки, которые они допускают в рассуждениях об инвалидах.
И, что самое странное, зачастую подобные ошибки допускают те, кого никто из «новичков» не заподозрил бы в эйблизме, расизме или исламофобии. Эти ошибки зачастую допускаются нашими союзниками «из лучших побуждений», и именно поэтому они так опасны. Поэтому я хочу обратить на них ваше внимание.

Вот 5 вещей, касающихся инвалидов и жителей Ближнего Востока, которые вы должны запомнить, чтобы не нанести вред инвалидам и представителям Ближневосточной культуры.

1) Мы не ваше вдохновение.
Самой популярной литературой о жизни на Ближнем Востоке является так называемая «мотивационная литература». Эта литература публикуется для того, чтобы люди, читающие о жизни на Ближнем Востоке, чувствовали, что их жизнь не такая уж плохая.
Эти книги часто являются автобиографическими и публицистическими, как, например, автобиография Малалы Юсуфзай или книги Грега Мортенсона, но некоторые люди ради этого эффекта читают художественную литературу о Ближнем Востоке.
Как сказала об одной подобной книге моя мать:
— Я бы советовала всем психотерапевтам предлагать ее своим пациенткам, чтобы они понимали, что у них в семьях все не так плохо, как им кажется.

Вам это ничего не напоминает? Разве это не похоже на тревожную тенденцию, связанную с инвалидностью? Обратите внимание на то, что самой популярной в России книгой автора-инвалида является мотивационная книга Ника Вуйчича. И практически всех моих аутичных знакомых донимали тем, что они «очень вдохновляющие» просто из-за того, что они живут обычной жизнью.
Но, как сказала активистка за права инвалидов Стелла Янг: «Нет уж, спасибо, я не ваше вдохновение!»

Люди с инвалидностью являются такими же людьми, как и вы. Жители Ближнего Востока являются такими же людьми, как и вы. И их жизнь не настолько ужасна, как вам кажется – они просто живут так, как они привыкли жить, преодолевая свои обычные проблемы точно так же, как вы преодолеваете свои. В их жизни есть множество проблем, о которых вы даже не подозреваете, но в ней может быть множество прекрасных вещей, о которых вы тоже не имеете никакого понятия.

Рассматривая людей как источник для вдохновения или для жалости, вы не можете их понять и составить правдивое представление об их жизни.
Разве говоря о «несчастных аутичных детках, которые замкнуты в своем мире», вы сможете понять, чем аутичный способ общения отличается от нейротипичного – разве при такой риторике вы захотите это понимать? И разве говоря о «трагедии женщин Пакистана» вы сможете понять тех из них, кто не хочет покидать Пакистан? Читать далее

Айман Экфорд: «7 советов по избавлению от эйджистской лексики»

.Психологам, социологам и правозащитникам давно известно, что язык очень сильно влияет на восприятие большинства людей. Слова, а особенно сравнения и ругательства, вызывают определенные ассоциации, которые влияют на то, как люди воспринимают ту или иную социальную группу.

Например, фраза «вести себя как баба» означает, что человек несмелый, эмоциональный и нерациональный. При этом фраза: «ух ты, ну ты мужик» наоборот означает смелое, мужественное поведение.

И это не «просто слова». Они влияют на то, как люди ведут себя с представителями той или иной социальной группы, что не раз было доказано научными исследованиями.

Именно поэтому большинство активистов за права маргинализированных групп так отчаянно настаивают на изменении языка и отмене стигматизирующей лексики. Многие люди стараются не использовать в своей речи националистические, антисемитские, расистские, эйблистские, гомофобные и сексистские выражения, сравнения и ругательства.
Но даже эти прогрессивные и, казалось бы, понимающие люди кое о чем забывают.

Они забывают об эйджизме. О стереотипах, которые существуют вокруг детей, подростков, и пожилых людей. И если они еще могут прислушаться к замечаниям о некорректных по отношению к пожилым людям выражениях, то в эйблистских выражениях по отношению к молодежи они не видят ничего плохого.

И это очень опасно. На данный момент несовершеннолетние люди лишены фактически всех прав человека за исключением права на жизнь (потому что все остальные права находятся в руках их родителей или опекунов). Множество решений, которые молодые люди могут принимать самостоятельно, и которые могут кардинальным образом изменить их жизни, принимаются их родителями. И если общество и дальше будет укреплять и распространять эйджистские стереотипы, то оно не научится видеть в этом несправедливость.

Итак, вот 7 типов слов и выражений, от которых вам следует избавиться, если вы не хотите служить укоренению эдалтизма.

 


Читать далее

Аркен Искалкин: «Средневековый феминизм»

Времена, когда лица женского пола активно садились на мётлы и летали так, что их при этом в таком виде видели – это времена, когда уже традиционная патриархальная культура аллистов доминировала – примерно средневековье. Теперь она тоже доминирует, только мифы стали другими. И в ведьм уже не верят, но остатки мутировавшей патриархальной культуры здравствуют. А такая культура построена на сексизме, где лица женского пола должны были брать на себя кучу обязанностей – перечислять не нахожу нужным, ибо эти обязанности и сейчас под давлением навязывают многим лицам женского пола.

Сексизм помогал соединить видимое большинство, но и тогда были люди, которых он ломал, которые не разделяли его, кто находил его несправедливым. И Люди Свободы протестовали и не соблюдали сексистские догмы. Правда, тогда, в то время, когда Царь сам был ярым сексистом, а потому не дал бы лицам женского пола Равных Прав, как сейчас делают все конституционные Правители, особенно, если их попросить. И большинство населения не умело читать, а потому стоять с плакатами с надписями было нерационально. И было не таким политкорректным, в то время было принято сразу расправляться с любыми демонстрантами, особенно, выступающими за радикальные идеи в таком духе, зачастую через сжигание на костре, товарищ Галилео Галилей не даст соврать. Читать далее

Аркен Искалкин: «Аутист и медицинская помощь»

Если аутист испытывает сложности с физическим здоровьем, он, как и все остальные люди, обращается за медицинской помощью. А организации здравоохранения – это социальные организации, в которых работают люди, и помощь пациенту оказывают люди, с которыми нужно общаться. А в современной медицине практически все работники – аллисты, незнакомые с особенностями аутизма. Поэтому сейчас аутисты находятся не в самых лёгких условиях, ведь когда они чувствуют себя плохо, им для обращения за медицинской помощью нужно уметь общаться с медперсоналом, состоящим из аллистов.

Очень часто за аутистов с медперсоналом говорят родители, другие родственники или опекуны, или, если условия позволяют – соцработник. А если аутист обращается в поликлинику сам, часто ему для этого нужен конкретный сценарий.

Регистратура действует по определённому сценарию и есть набор действий, который люди выполняют, когда приходят в регистратуру. Примерно – назвать имя, фамилию, адрес, год рождения, цель посещения, и т.д. И примерно то же самое нужно делать в случае вызова скорой помощи. И для аутиста этот сценарий нужно расписать по пунктам, чтобы при обращении в регистратуру у него был точный план, как действовать. Иногда написанный на бумаге. Из своего опыта скажу, что такой план иногда медперсонал может отбирать, и задавать эйблистские вопросы в стиле: «А зачем план?», но даже в этом случае дежурный в поликлинике сам читает этот план и сам ему следует.
Читать далее

Айман Экфорд: «Какие права есть у детей?»

1.
Сегодня первое июня – День Защиты Детей. Я бы назвала этот иначе. Для меня это день, когда взрослые люди говорят о защите детей и подростков. Это второе апреля движения за права детей. День, когда говорят о правах детей, не спрашивая самих детей, какие права им нужны. Если дети и участвуют в праздновании, то исключительно как объекты благотворительности, которым можно дарить подарки и чьи таланты можно развивать. В тех редких случаях, когда детей и подростков все-таки допускают на обсуждение вопросов, касающихся их прав, эти дети и подростки являются теми, кто полностью разделяет позицию пригласивших их взрослых.

2.
Когда я была ребенком, я писала на больших круглых листах бумаги «Малыши не хуже взрослых». Я называла эти листы бумаги плакатами, и расставляла их на книжных полках. Это была моя первая акция протеста. И мой первый некорректно сформулированный лозунг. Как и многие аутичные люди, я не мыслю словами, и тогда мне просто не хватало слов.

Я хотела написать о том, что мне плохо в школе и что из-за школы я хочу умереть. Хотела написать о том, что я устала жить среди инопланетян. Взрослые, которые говорили мне, что мне «повезло», ведь я «еще в школе учусь», и что мне повезло тем, что я не работаю, казались мне инопланетянами. Потому что только инопланетяне могут завидовать человеку, которому не принадлежит своя жизнь. В отличие от меня, у этих взрослых был выбор, они выбирали то место, где они проводят полный рабочий день, а я не выбирала школу.  Они могли заниматься любимым делом, а я нет. Они тратили свое время за деньги, а я за свои труды получала только издевательства одноклассников, эйблистскую критику преподавателей и новые задания от родителей.
Читать далее