Алина Годжи: ««Будто комарик укусил» или почему нам так сложно понять друг друга»

Большинство аутистов достаточно рано начинают осознавать, что они отличаются от остальных, что они «не такие»,  и многие из них начинают верить, что они «не правильные». Нас всех с детства волнует эта тема, мы постоянно пытаемся разобраться, что же именно с нами не так, но долгие годы не можем понять, в чем суть наших отличий.

Даже когда ребенок виртуозно владеет речью и задает другим людям миллион вопросов о том, как то-то и то-то происходит у них, он не получает никакой информации. И знаете, в чем проблема? Проблема в словах!

Представьте, ребенок только учится говорить. Он падает и плачет, мама говорит: «Тебе больно, давай пожалею». У него берут кровь, прокалывают кожу иглой, мама говорит: «Будто комарик укусил, совсем не больно, тебе просто неприятно». И ребенок запоминает, что вот такие ощущения называются «больно», а такие — «неприятно». Но порог болевой чувствительности ребенка может значительно отличаться от маминого, и ему может быть по-настоящему больно, даже когда кусает комарик (мне очень больно, да). Но он никогда не назовет это болью, он будет использовать другие слова, те слова, которыми мама описывала его ощущения исходя из своих собственных представлений о том, что ребенок чувствует. Читать далее

Айман Экфорд: «О рабском воспитании»

Большинство родителей «готовят» детей к трудностям жизни, используя три метода:

1) они создают ограничения в жизни детей, чтобы дети узнали, что в жизни «все не так, как хотелось бы», и запрещают детям оспаривать эти ограничения;

2) они скрывают от детей информацию об опасностях и сложностях «взрослого мира», якобы для того, чтобы не травмировать их психику;

3) при этом родители считают страх хорошей мотивацией, и запугивают детей рассказами о несуществующей опасности.

Так воспитывали большинство знакомых мне людей, и большинство моих знакомых не видят в этой системе воспитания ничего страшного. Я же считаю ее не просто нелогичной, а и крайне опасной. Мне кажется, что именно эта система воспитания лежит в основе множества социальных проблем нашего общества. Давайте рассмотрим ее подробнее. Дело в том, что каждая из этих мер сама по себе абсурдна, а все вместе они служат совершенно не тому, ради чего их используют.

I. О ДЕЗИНФОРМАЦИИ.
Некоторые аутичные дети не склонны верить непроверенным фактам. В таком случае, рассказывая ребенку небылицы, вы теряете доверие ребенка, потому что вы не сможете предоставить научное обоснование для доказательства своих рассказов. Отныне ребенок будет думать, что информации, полученной от вас нельзя верить. В этом случае исход довольно благоприятный, потому что он, вероятно, отразится только на ваших отношениях с ребенком, а не на его психике.

Читать далее

Алиса Борман: «Моя жизнь»

Мне было три года, когда пришедшая осмотреть меня докторка сказала моим родителям, что я аутична. Я сама узнала, что я в спектре, когда мне было 19 лет. Как же так вышло? Мне не говорили о моем диагнозе. Вместо этого родители, учителя, психологи и другие взрослые говорили мне:

-Ты развиваешься быстрее остальных.

-Твой мозг просто работает иначе.

-Не обращай внимания на их насмешки, они просто завидуют твоим успехам в учебе.

-Не придуривайся, ты можешь вести себя нормально.

-Не притворяйся, ты это умеешь!

Для меня все началось с фильма «В ауте» об аутичной девушке Соне Шаталовой. В студенческом общежитии, где я жила, всюду развесили афиши и раскидали рекламные листовки о предстоящем показе. Я не пошла на показ, но нашла этот и другие похожие фильмы («Клеймо», «Антон тут рядом») в интернете. Фильмы произвели на меня крайне тяжелое и пугающее впечатление узнавания в героях людей, чьи поступки я действительно понимаю. Мне было больно видеть, как окружающие их люди трактуют эти же вещи совершенно иначе, неправильно – так было и со мной тоже!

Затем я нашла сайты – aspergers.ru, сайты фонда «Выход» и Autism Speaks. Я прошла самодиагностику на первом ресурсе. Результат был однозначный – я в спектре. Сначала я этому результату просто не поверила.

Читать далее

Аркен Искалкин: «Почему учителю бывает полезно знать, что ребёнок – аутист»

Когда ребёнок-аутист идёт в любую школу, или на индивидуальные занятия, учителю нужно рассказать о том, что его ученик – аутист, и что такое аутизм. Если, конечно, учитель изначально не является специалистом по аутизму. Впрочем, даже такой специалист может нуждаться в дополнительных рекомендациях касательно Вашего ребёнка, ведь даже среди нейротипичных специалистов по аутизму нередки случаи медицинского эйблизма. Кроме того, потребности и особенности восприятия у всех детей разные, и учитель может не знать, какие, например, звуки и запахи не переносит его новый ученик, насколько резко он реагирует на смену планов, как он стимит и какие его специальные интересы можно использовать в обучении.

Даже если учитель имеет общие представления об аутизме, он, скорее всего, не знает подробностей, без которых обучение может либо быть неэффективным, либо превратиться из обучения в войнушку.

Учителю нужно знать, что этот ребёнок живёт, разговаривает и мыслит по другим правилам, которые могут быть сложными для понимания учителем, и наоборот. Но даже если учитель до конца не понял ребёнка, ему нужно знать, что некоторые вещи ребёнку понимать сложнее, чем другим, некоторые легче, некоторые вещи нужно дать ребёнку в адаптированном для восприятия конкретно этого ребёнка варианте. Какое у ребёнка восприятие, и в каком варианте нужно преподавать ребёнку – вот это и есть та информация, с которой учителя нужно ознакомить. Читать далее

Варвара Царенко: «Почему нельзя лгать аутичному ребенку?»

Для начала нужно прояснить, что тут понимается под словом «лгать». Для большинства рядовых носителей русского языка это слово кажется довольно сильным. Все же в языковом сознании слова «врать» и выражение «говорить неправду» чувствуются иначе, чем «лгать». Но идея в том, что даже маленькая неправда для аутичного ребенка становится ложью.

Объясняю на примерах. Если вы сказали: «Давай сегодня вечером посмотрим с тобой «Историю игрушек»? Как тебе идея?», а ребенок согласился, то в случае, если договор не будет выполнен – вы солгали. Если вы обещали ребенку, что будете рядом в кабинете врача, но тот попросил вас выйти, а вы сказали ребенку: «Давай как взрослый, а я подожду за дверью» — вы солгали. Если вы обещали ребенку купить зеленое яблоко, но купили красное или не купили вообще – вы солгали.

Да, трудновато и даже обидно. Такова уж терминология. Потерпите, ведь всему этому есть объяснение, которое вы обязательно поймете, если оставите обиду в стороне.

Конечно, вы обещали посмотреть мультфильм, но вдруг позвонили с работы и вам пришлось срочно перепечатывать какой-то неправильный документ, сидеть с трубкой у уха до самой ночи. Безусловно, вы не виноваты в том, что так получилось (если, конечно, не вы виновны в плохо выполненной работе). Но аутичный ребенок смотрит на эту ситуацию иначе. Вы обещали – вы не сделали. Любой ребенок обидится на это, но нюанс в том, что степень доверчивости аутичного ребенка в разы выше. Он верит вам еще сильнее, чем верит нейротипичный ребенок. Для него вы не просто пример мира, справочник, защитник и так далее. Вы для него – оплот постоянства, упорядоченности. Так что, если вы что-то обещаете, вы должны понимать, что это не просто предложение провести время за двадцатым просмотром любимого мультфильма. Это – обещание спокойствия и постоянства. Вы как бы берете в кредит безопасность.

Читать далее

Айман Экфорд: «10 причин, по которым вы должны сказать своему ребенку о его аутизме»

Я решила написать эту статью после того, как один мой аутичный знакомый написал мне, что он стал реже испытывать необоснованное чувство вины после того, как узнал о своем аутизме. Узнал он о нем уже во взрослом возрасте. Всю свою сознательную жизнь он винил себя в том, что не он не может сделать то, что могут сделать другие люди, винил себя за это просто потому, что не видел объективных причин своих особенностей.
Я множество раз слышала подобное. Я читала о таких случаях в интернете, мне рассказывали об этом мои аутичные знакомые…
Каждый раз, когда я слышу о подобном, я вспоминаю себя в прошлом. Потому что я сама пережила подобное.
И еще я думаю о всех тех аутичных детях, которые не знают о том, что они аутисты. Многие из них, в отличие от меня в детстве, уже имеют диагноз. Но они не знают о нем из-за того, что родители решили скрыть его от них.

Снова и снова я натыкаюсь на истории, когда родители скрывают от своих аутичных детей правду об аутизме! Снова и снова мне хочется написать им и попросить их не делать этого… И поэтому я решила написать эту статью — для тех родителей, кто еще не уверен, стоит ли говорить своему ребенку об аутизме.
Итак, 10 причин, почему вам стоит сказать своему ребенку об аутизме. На самом деле их гораздо больше, я перечислю лишь несколько из них, те, на которые особенно стоит обратить внимание из-за их распространенности. Возможно вы решили соврать именно для того, чтобы оградить своего ребенка от последствий, к которым обычно приводит ложь.
Читать далее