Аркен Искалкин: «Последствия травматичного гендерного воспитания»

Когда гендерная идентичность прививается ребёнку в агрессивной форме вкупе с недоговорами и унижением, его представление о роли полов и их взаимоотношения в жизни будет искажённым. И будет строиться оно в основном на стереотипах: «Все девушки так себя ведут/все парни должны» А стереотипное мышление включается тогда, когда только оно может стать для личности социальным ориентиром и руководством для общения, то есть, тогда, когда другие более эффективные аналогичные механизмы у личности не работают.

Травмированное сознание вряд ли будет ресурсным, следовательно, такой человек изначально вряд ли будет привлекателен для общения, скорее всего, он будет вынужден, убегая от одиночества, напрашиваться в компании сам, но вряд ли будет сильно приятен и нужен людям, с которыми он хочет общаться. Как правило, такие вещи мало кто объясняет, и зачастую для самого человека его непозитивная манера речи может быть незаметна. Поэтому он может не знать, почему так неуспешен в общении. И, в особенности, это будет касаться построения романтических отношений.

А искать отношений такой человек зачастую будет сильно. Да, инстинкт размножения и потребность в близости изначально присущи каждому из нас, но тут скорее будут иные факторы, например, газлайтинг и навязывание брака в семье: с детства и до неопределённого возраста: «Тебе надо жениться(выйти замуж). Ты должен(а) жениться(выйти замуж), все женятся(выходят замуж). Когда женишься(выйдешь замуж)? Невесту(жениха) ещё не нашёл(а)?»
Читать далее

Аркен Искалкин: «Средневековый феминизм»

Времена, когда лица женского пола активно садились на мётлы и летали так, что их при этом в таком виде видели – это времена, когда уже традиционная патриархальная культура аллистов доминировала – примерно средневековье. Теперь она тоже доминирует, только мифы стали другими. И в ведьм уже не верят, но остатки мутировавшей патриархальной культуры здравствуют. А такая культура построена на сексизме, где лица женского пола должны были брать на себя кучу обязанностей – перечислять не нахожу нужным, ибо эти обязанности и сейчас под давлением навязывают многим лицам женского пола.

Сексизм помогал соединить видимое большинство, но и тогда были люди, которых он ломал, которые не разделяли его, кто находил его несправедливым. И Люди Свободы протестовали и не соблюдали сексистские догмы. Правда, тогда, в то время, когда Царь сам был ярым сексистом, а потому не дал бы лицам женского пола Равных Прав, как сейчас делают все конституционные Правители, особенно, если их попросить. И большинство населения не умело читать, а потому стоять с плакатами с надписями было нерационально. И было не таким политкорректным, в то время было принято сразу расправляться с любыми демонстрантами, особенно, выступающими за радикальные идеи в таком духе, зачастую через сжигание на костре, товарищ Галилео Галилей не даст соврать. Читать далее

Аркен Искалкин: «Гендерное воспитание может осложнять жизнь аутичному ребёнку»

Воспитание, основанное на постулатах: «девочки/мальчики», является одной из консервативных норм, основанных на интуиции и на неподтвержденных научных теориях. А потому изначально может травмировать аутичного ребёнка, ведь получается, что данные нормы ему будут прививаться с давлением и без объяснения, ведь объяснить интуитивные нормы логическим языком сложно.

А потому, как правило, такое воспитание строится либо на дразнилках, либо на запугиваниях. В стиле: «Будешь одеваться, как девочка, тебя мальчики за девочку примут, засмеют. Или начнут приставать, как к девочке. Или примут за гомосексуала и изобьют, потому что гомосексуалов бьют» (В лёгком варианте родительской «страшилки» – не общаются, держатся от них подальше. При этом, так часто говорят гомофобные родители, использующие менее литературные и корректные вариации слова «гомосексуал».)

Причём, мальчикам гендерную идентичность прививают через страх травли и униженное чувство собственного достоинства. Вероятно, аутичный ребёнок уже стал жертвой эйблизма и сопутствующих издевательств, и пытается хоть как-то доказать себе и окружающим, что он – тоже личность, тоже имеет право на уважение. Взрослые пользуются этим и говорят мальчикам, что жёстко придерживаться мужской гендерной идентичности – единственный способ не быть слабаком, которого травят, причём, то же самое могут повторять и школьные преследователи, притворяясь помощниками жертвы. А девочек пугают тем, что, не придерживаясь жёсткой женской идентичности, они рискуют остаться одинокими и никому не нужными.

А дальше – либо попытки соответствовать навязанной идентичности, которые, с учётом психотравм и особенностей аутичного мышления, скорее всего, не будут приводить к желаемому социальному результату и в итоге вызывать фрустрацию, либо протест, из-за которого ребенок принципиально отказывается выполнять условия родителей, либо попытки «соответствовать» а потом разрыв отношений с родителями-«тиранами», либо иные негативные последствия.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Работа по дому в форме компьютерной игры»

Многим аутичным людям с логическим мышлением может быть намного легче, удобнее, быстрее и комфортнее изучать любой навык, как программу. Именно поэтому некоторые аутисты так тяготеют к точным наукам, и зачастую изучают жизнь по компьютерным играм.Ведь в стандартной компьютерной игре есть чёткие программы и параметры. Их может быть очень много и они могут быть очень сложными, но они всегда есть, и внимательный аутист всегда их вычленит и изучит.

Но, к сожалению, ни одна компьютерная игра не описывает окружающую действительность полностью. И аутист, изучающий жизнь по той или иной компьютерной игре, может освоить самые базовые принципы взаимодействия между людьми, но в большинстве случаев будет делать ошибки. А если он ещё и будет сообщать окружающим консервативным аллистам, что он – «задрот» той или иной компьютерной игры, и изучает по ней жизнь, он с большой вероятностью подвергнется насмешкам по ряду причин:

1. Компьютерные игры и их обсуждение в светском консервативном  обществе не приветствуются. «Главное, никогда не говори с девушками о компьютерных играх!» — уже крылатая фраза. И это несмотря на то, что многие девушки, в том числе девушки-аутистки сами любят компьютерные игры. Но предрассудки здесь оказываются более живучими, чем факты.

2. Компьютерные игры – это упрощённая система, описывающая лишь малую часть реальности, и аллисты аутисту обязательно об этом сообщат. Другое дело, что аллисты могут постичь жизнь интуитивно, и не поверить аутисту, что он может постигать жизнь только через компьютерные игры, и дальше вести непозитивный разговор уже исходя из этого убеждения. И это несмотря на то, что «традиционные» системы аллистов — например, моральные устои определенной культуры, отрицающие все, что в нее не входит, тоже довольно ограничены.

3. Скорее всего, аутист, понимающий мир по компьютерной игре, будет слишком часто говорить об этой игре, а это уже нарушение правил нейротипичного общения. И об этом нарушении ему тоже сообщат.
И это несмотря на то, что зачастую аллисты-собеседники сами являются инициаторами общения.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Домашнее хозяйство строгого режима»

Консервативное воспитание предполагает, что дети должны выполнять работу по дому – мыть пол, посуду, готовить, стирать, менять бельё, ходить за продуктами, и т.д. И имеет это воспитание очень важный исторический контекст. Ведь в средневековье и в военное время, в условиях дефицита, в том числе и рабочих рук внутри дома, единственным выходом было – в обязательном порядке переложить на ребёнка работу по дому, иначе её было бы просто некому делать, ведь все работоспособные люди в семье занимались добычей средств к существованию.

И традиционный, ведь именно в традиционной русской культуре обычно много внимания уделяется чистоте – и в поведении, и в гигиене, и в доме, и на улице, и правила чистоты зачастую прививаются детям через репрессивное воспитание. Возможно, благодаря этой системе воспитания я получил кучу подсознательных якорей – таких, как свинья, которая теперь вызывает смех даже если просто наблюдаю за её привычной жизнью в свинарнике на видео. И шутка про то, что если сохранить данный стиль ухода за волосами, гниды заведутся – тоже сюда. Ведь она воссоздаёт ещё бабушкины запугивания в детстве, правда, бабушка говорила только про блох и вшей, но ведь вши «родители» гнид, не так ли? Да и во времена бабушкиного детства такая живность водилась в волосах чаще.

Поэтому в семье часто может сложиться такая ситуация, что родитель уверен, что выполнять работу по дому – долг ребёнка, и добивается выполнения этой задачи репрессивными способами. Требует, наказывает, придирается, и т.д., а иногда – авансом обвиняет в лени и эгоизме, если ребёнок сам не догадывается сделать то или иное дело по дому.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Почему с российскими консервативными нейротипиками так сложно говорить о психических расстройствах»

Типичный пример разговора с таким человеком:
-Для чего ты приехал в наш город?
-Я приехал на психотерапию.
-А что у тебя? От чего ты хочешь лечиться?
— Я аутист, и из-за эйблизма в обществе у меня есть побочные психические расстройства – депрессия, нарушение работоспособности, нервная трясучка.
-Так в наше время у всех депрессия, всем плохо, всех трясёт. И никто не хочет работать, все себя пересиливают, чтобы было, на что есть.

Неверие в психические расстройства. И тут, на мой взгляд, дело даже не в аутизме, ведь аутисты, если им повезло с родителями, которые воспитали их с высокой самооценкой и без синдрома жертвы, редко попадают в подобные разговорные ситуации, а если и попадают, то часто не придают им такой значимости. Тут дело именно в сопутствующих расстройствах, которые, при неудачном воспитании может иметь и аллист.

О которых, в принципе, сложно рассказывать из-за присущего консервативным нейротипикам убеждения, которое часто подтверждается на практике в консервативном обществе: «Человек, у которого реальное психическое заболевание, всегда считает себя здоровым, а если кто-то, с виду адекватный, сам говорит о своём психическом заболевании, это – симулянт»

Читать далее

Аркен Искалкин: «Когда аутист с низкой самооценкой рассказывает о своей неуспешности»

В культуре аллистов существует ценность принятия себя в том виде, в котором человек существует в данный момент. И истории многих известных аллистов, например, Ника Вуйчича, начинается с принятия себя именно таким, какой он есть сейчас. В культуре аллистов не приветствуются разговоры о своей неуспешности, и субкультуры, позволяющие себе это, считаются маргинализированными.

Аллисты понимают это на интуитивном уровне, и поэтому, даже если их самооценка низкая, стараются с помощью разговорных манипуляций выставить себя успешным, или, в крайнем случае, уходят от разговора об этом.

Так же у аллистов принято в качестве помощи рассказывающему о своей неуспешности, в разговоре переубедить его и в разговоре доказать ему, что он – успешен. На свой лад. Причём, при дружеской поддержке желание переубедить – рефлекторно, либо наоборот, если человек сам считает себя неуспешным, ему могут поверить и затравить.

А потому ситуация, в которой оказываются многие современные аутисты, становится ещё плачевнее. «Меня никто не любит. Я – никчёмный и никому не нужный, потому что у меня синдром Аспергера» — уже стала крылатой фразой многих аутистов – жертв эйблизма, которым уже смогли привить внутренний эйблизм. Добавим сюда, что аутисты чаще аллистов чувствуют свою полную изоляцию и говорят прямолинейно, и не могут представить вышеописанную фразу в хоть как-то приемлемом для светского общества варианте.

Но плюс к этому аутисты зачастую мыслят в более свободной форме. И если аллист вдруг окажется в тяжёлых социальных условиях, он вряд ли пойдёт с вопросом: «Как мне стать из неудачника успешным?» — к своему примерно такому же по социальному статусу окружению. Чаще всего он найдёт, на что переключиться с людей. Может, например, уйти в запой. Или с подобными людьми раскритиковать других людей. И от этого успокоиться на время. В основном благодаря интуитивному убеждению, что чудес не бывает, и ему выбиться в люди вряд ли удастся, поэтому и думать об этом не стоит.

А аутист с достаточно развитой для этого речью, в том числе и Ваш ребенок, может начать рассказывать всем о своей социальной и материальной неуспешности. Конечно, аллисты (в том числе и Вы) могут его сразу с помощью своего умения убеждать в том, что он успешен, находя положительные и интересные стороны в его специфическом интересе, или обращать внимание на его другие «сильные стороны» (например, на хорошую память, пространственное мышление, склонность к анализу и т.п.). И на некоторое время аутист может даже поверить в эти слова. Особенно если он Вам доверяет. Но проблема в том, что, несмотря на все сильные стороны, Ваш ребенок все равно не является успешным – или не считает себя таковым. Он считает, что у него есть проблемы, а значит, они действительно существуют, даже если Вы их не замечаете. И Ваша цель – помочь ему добиться своих целей, либо просто выслушать его. Но уж точно не стоит игнорировать его опыт и навязывать ему, как он должен себя чувствовать. Читать далее