Айман Экфорд:«Неправильные предположения»

(Эта статья написана мною к фестивалю КвирФест для тематического сборника Видеть невидимое)

1.
Меня зовут Айман. Я аутистка, мусульманка и лесбиянка. И еще я не принадлежу к русской культуре, я ее не понимаю, несмотря на то, что большинство людей считают русскую культуру «моей». Мое восприятие культуры проявляется в мелочах, в вещах, которые кажутся на первый взгляд несущественными, но оно очень явно определяет меня в «иностранцы».

2.
Мои отличия почти незаметны со стороны.
Люди не подозревают о моей сексуальной ориентации. Я не похожа на стереотипных лесбиянок «буч» и «фем», о которых иногда говорят в ЛГБТ-сообществе, и на маскулинных женщин, о которых при слове «лесбиянка» вспоминают люди поколения моей матери.

Я родилась в консервативной православной семье. У меня были серьезные психические проблемы, возникшие на религиозной почве, и вначале я боялась даже подумать об уходе из христианства. Переход в ислам дался мне очень нелегко, и он многое для меня значит. Но люди этого не видят. Ислам влияет скорее на мое мировоззрение, чем на мою внешность, манеру одеваться или манеру говорить.

К тому же я не выгляжу, как типичная мусульманка: у меня русые волосы, светлая кожа и я говорю без акцента. Я не веду себя так, как, по мнению большинства, должна вести себя мусульманка. Я слушаю металл, много говорю о политике и о правах человека и чаще всего ношу европейскую одежду.

Моя национальная идентичность скорее американская.
Я выбрала ее сама. И, одновременно, я ее не выбирала.
Я никогда не понимала культуру своей семьи. Я не копировала общепринятые стереотипы и нормы поведения, глядя на своих родителей и других взрослых, если цели этого поведения были мне непонятны, а стереотипы не близки. Наверное, вы видели, как маленькие котята повторяют поведение за мамой — кошкой, а дети во всем копируют родителей? Так вот, у меня, как и у многих аутичных детей, этот механизм подражания был развит слабо.

Слова окружающих о том, что люди, с которыми я живу в одной квартире (даже если они мои родители), должны определять то, как я мыслю, казались мне бессмысленной абстракцией, практически магией.
Читать далее

Айман Экфорд: «Об ошибках, которые допускали мои родители, пытаясь защитить меня от травли»

В детстве родители часто говорили мне, что я не могу постоять за себя, потому что я слишком слабовольная. Фактически, они обвиняли меня в травле, которой я подвергалась.

И со временем я начала верить их обвинениям. Я не была доверчивым ребенком, и меня мало интересовало чужое мнение, но мне было слишком плохо для того, чтобы разбираться в ситуации. Мое сознание сузилось, и я отчаянно старалась понять, что же именно я делаю не так. Почему именно меня постоянно травят? Я не понимала, что происходит, и хотела найти ответы.

И поэтому я приняла ответы родителей. Я поверила, что я выгляжу недостаточно уверенной, и что я недостаточно сильно стараюсь.

Ведь, в конце концов, я никогда не доводила себя «до предела». Я не оказывалась в ситуации, в которой могут выжить (или уйти здоровыми) либо мои обидчики, либо я. Я не создавала эту ситуацию, не набрасывалась на своих обидчиков, несмотря на то, что меня душили, фотографировали мои трусы и отнимали мои вещи. Мне советовали бить своих обидчиков, но я не била, потому что я боялась убить или покалечить их, и боялась, что они могут покалечить меня, или что я ударю их слишком слабо, и они станут донимать меня еще сильнее.

Значит, как мне казалось тогда, я делала не все возможное. И, раз я намеренно упускала один из шансов навсегда избавиться от своих обидчиков, я могла упускать и другие возможности.
Я думала о том, в чем еще я могу преодолеть себя ради того, чтобы избавиться от травли, и гадала, какой менее опасный способ борьбы с обидчиками я могла нечаянно упустить из-за своего «слабоволия». И еще я думала о том, что же такое эта «слабая воля», и чем она отличается от сильной воли. Я думала о том, почему у меня, по мнению моего отца, слабая воля.

Читать далее

Вопросы к психологу

Уважаемые гости нашего сайта, если у вас есть психолого-педагогические вопросы, вы можете задавать их в теме обсуждений «Вопросы к психологу». Отвечает психолог-консультант Валерия Коваленко.

Ссылка на тему.
Более подробная информация о психологе.

С вашего разрешения мы можем публиковать ответы на ваши вопросы на этом сайте, чтобы другие люди с подобной проблемой могли их прочесть. Вопросы могут задавать аутичные люди, их близкие, преподаватели и все интересующиеся.

Также вы можете задавать вопросы по адресу: psiautisticgroup@gmail.com с пометкой «вопрос для публикации» если вы хотите, чтобы он был опубликован.

Группа ЛГБТИ+ аутисты стала пабликом. И мы провели «реформу»

Ссылка на паблик.

Наша группа была создана для повышения видимости ЛГБТИ+ аутичных людей.

Спустя год мы поняли, что невозможно говорить о жизни аутичных ЛГБТИ+, не затрагивая другие темы. Говоря о своей жизни, мы не можем учитывать только сексуальную ориентацию, гендерную идентичность, пол и нейротип. Наша жизнь не состоит только из этих особенностей, на нее влияет гораздо больше факторов. Более того, другие наши характеристики и наша история влияет на то, как проявляется наш опыт аутичных ЛГБТИ+ людей.

Раньше мы боролись в основном с эйблизмом, гомофобией и трансфобией. Теперь мы планируем обращать больше внимания на другие виды дискриминации.

Итак, теперь мы интерсекциональный паблик, посвященный вопросам, которые касаются жизни аутичных ЛГБТКИ+.

Вот наши главные принципы (которые мы расположили в случайной последовательности). Вы можете состоять в нашем паблике, не разделяя наших взглядов, но вы не можете навязывать нам свое мнение и пытаться оспорить наши взгляды в нашем паблике.

Более подробно о наших изменениях.
Также мы рекомендуем вам нашу самую крупную группу ВКонтакте  Аутизм и нейроразнообразие в России

Айман Экфорд: «7 советов по избавлению от эйджистской лексики»

.Психологам, социологам и правозащитникам давно известно, что язык очень сильно влияет на восприятие большинства людей. Слова, а особенно сравнения и ругательства, вызывают определенные ассоциации, которые влияют на то, как люди воспринимают ту или иную социальную группу.

Например, фраза «вести себя как баба» означает, что человек несмелый, эмоциональный и нерациональный. При этом фраза: «ух ты, ну ты мужик» наоборот означает смелое, мужественное поведение.

И это не «просто слова». Они влияют на то, как люди ведут себя с представителями той или иной социальной группы, что не раз было доказано научными исследованиями.

Именно поэтому большинство активистов за права маргинализированных групп так отчаянно настаивают на изменении языка и отмене стигматизирующей лексики. Многие люди стараются не использовать в своей речи националистические, антисемитские, расистские, эйблистские, гомофобные и сексистские выражения, сравнения и ругательства.
Но даже эти прогрессивные и, казалось бы, понимающие люди кое о чем забывают.

Они забывают об эйджизме. О стереотипах, которые существуют вокруг детей, подростков, и пожилых людей. И если они еще могут прислушаться к замечаниям о некорректных по отношению к пожилым людям выражениях, то в эйблистских выражениях по отношению к молодежи они не видят ничего плохого.

И это очень опасно. На данный момент несовершеннолетние люди лишены фактически всех прав человека за исключением права на жизнь (потому что все остальные права находятся в руках их родителей или опекунов). Множество решений, которые молодые люди могут принимать самостоятельно, и которые могут кардинальным образом изменить их жизни, принимаются их родителями. И если общество и дальше будет укреплять и распространять эйджистские стереотипы, то оно не научится видеть в этом несправедливость.

Итак, вот 7 типов слов и выражений, от которых вам следует избавиться, если вы не хотите служить укоренению эдалтизма.

 


Читать далее

Аркен Искалкин: «Последствия травматичного гендерного воспитания»

Когда гендерная идентичность прививается ребёнку в агрессивной форме вкупе с недоговорами и унижением, его представление о роли полов и их взаимоотношения в жизни будет искажённым. И будет строиться оно в основном на стереотипах: «Все девушки так себя ведут/все парни должны» А стереотипное мышление включается тогда, когда только оно может стать для личности социальным ориентиром и руководством для общения, то есть, тогда, когда другие более эффективные аналогичные механизмы у личности не работают.

Травмированное сознание вряд ли будет ресурсным, следовательно, такой человек изначально вряд ли будет привлекателен для общения, скорее всего, он будет вынужден, убегая от одиночества, напрашиваться в компании сам, но вряд ли будет сильно приятен и нужен людям, с которыми он хочет общаться. Как правило, такие вещи мало кто объясняет, и зачастую для самого человека его непозитивная манера речи может быть незаметна. Поэтому он может не знать, почему так неуспешен в общении. И, в особенности, это будет касаться построения романтических отношений.

А искать отношений такой человек зачастую будет сильно. Да, инстинкт размножения и потребность в близости изначально присущи каждому из нас, но тут скорее будут иные факторы, например, газлайтинг и навязывание брака в семье: с детства и до неопределённого возраста: «Тебе надо жениться(выйти замуж). Ты должен(а) жениться(выйти замуж), все женятся(выходят замуж). Когда женишься(выйдешь замуж)? Невесту(жениха) ещё не нашёл(а)?»
Читать далее