Лина Экфорд: «О речевых проблемах у «очень хорошо говорящих» аутичных детей. Часть вторая. Способы обучения»

Уточнение: эта статья основана на личном опыте и подходит не для всех аутичных людей. В статье описано, как мои родители могли бы обойти мои речевые проблемы, а также способы целенаправленного создания ситуаций, аналогичных тем, которые стимулировали развитие речи у меня (например, я начинала пересказывать с маленьких наиболее заинтересовавших меня отрывков из книг и фильмов, и потому пишу о том, что можно предложить это ребенку и показать, как это делается).

1. Если вы хотите, чтобы ребенок мог формулировать свои мысли и использовать речь для пересказов и описания событий, начать можно с вопросов, как часто советуют. Но для начала следует выяснить, насколько четким и конкретным должен быть вопрос, чтобы ребенок его понял. Если вы начнете задавать аутичному ребенку такие вопросы, как «что сегодня было в школе?» или «что ты об этом думаешь?», он_а может просто не понять, о чем идет речь. Более конкретные вопросы, например, «Что ты делал сегодня сразу после обеда?» подходят лучше, но для этого следует убедиться, что ребенок знает название этой деятельности, и понимает, что е_ё действия тоже называются так. Например, ребенок катал машинки, такие же, как обычно, и знает, что это называется «играть» и «катать машинки»? Тогда этот вопрос подходит. Или ребенок бросал мягкие игрушки в ведро, но никто не прокомментировал, что это тоже входит в понятие «играть» и называется «бросать игрушки в ведро»? Тогда вопрос может быть слишком сложным (даже если ребенок знает и использует в речи слова «бросать», «игрушки» и «ведро»; даже если ребенок использует в речи куда более сложные фразы), и лучше поговорить с ребенком о его деятельности, описывая все подходящими словами. Помощь в подборе слов для описания различных ситуаций крайне важна — как можно чаще (если ребенок не проявляет недовольства) описывайте ребенку происходящее, даже если вам кажется, что он вас не слушает. Не следует ожидать, что ребенок, умеющий рассказывать о том, как он играл в машинки, мягкие игрушки, пуговицы и карты, сможет рассказать и о том, как он играл в мяч — это принципиально разные задачи, между которыми ребенок может не видеть ничего общего. Не надо использовать фразы «ты же знаешь» и «ты же все можешь», если ребенок не может ответить на ваш вопрос, на который «должен» уметь отвечать — вполне вероятно, что, если такое будет повторяться часто, ребенок либо сочтет это ложью и станет воспринимать вас как недостоверный источник информации, либо начнет беспокоиться, сомневаться в себе и винить себя в своих неудачах.

Из вышеописанного не следует, что ребенок «глупый», «ничего не понимает» или что с ним надо сюсюкаться, как с младенцем. Нормально, если вы будете использовать в разговоре с ребенком обычную, довольно сложную речь, но не будете требовать от него самостоятельных ответов на сложные вопросы. Уровень развития речи и понимания некоторых сложных нюансов ее использования в небуквальном значении ничего не говорит об уровне интеллекта ребенка или о том, насколько хорошо он может понимать речь других людей или прочитанное в книгах.

Пример: в шесть лет я понимала, что такое проценты и могла их вычислять (никто не учил — мне просто объяснили значение слова «проценты») и писала короткие рассказы о жизни разумных кошек в параллельном мире. При этом вопрос «Что сегодня было в школе?» был для меня бессмысленным набором слов — в школе было так много всего, что единственный способ дать ответ — предоставить видеозапись всего времени нахождения в школе. Если же такой записи нет, то неясно, о чем следует говорить — там были стены, покрытые краской, белые потолки, линолеум, но не такой, как дома, неприятно жужжащие лампы, деревянные парты… Если бы я могла использовать речь для того, чтобы подробно описать все это, то я бы попыталась (пусть и ушел бы на этот рассказ весь день), но это все еще оставалось для меня слишком сложной задачей. Понять, что в ответ на этот вопрос требуется выборочно описать какие-либо события и новые знания, полученные на уроках, не представлялось возможным — в вопросе это не указано, а линолеум все же «был» в школе не в меньшей степени, чем урок музыки. Поэтому я просто молчала.

2. Часто советуют обучать пересказу по картинкам или пересказу простой и короткой истории из 5-7 предложений. Эти два способа могут подойти вашему ребенку, но могут и не подойти. Первый способ крайне сложен, так как на картинках нет слов и ребенку не за что будет «зацепиться», чтобы начать рассказ. Второй способ может вызвать затруднения, если у ребенка хорошая память — такую короткую историю можно выучить наизусть с первого раза, и ребенок может решить, что в пересказе нет необходимости. Кроме того, короткие истории обычно слишком скучны и просты, и не могут заинтересовать ребенка, читающего книги и смотрящего телевизор.
Удобнее использовать фильмы и книги, которые нравятся ребенку. Можно попросить ребенка рассказать об отдельных моментах из книги/фильма, которые е_й нравятся. Если ребенок знает, какие моменты е_й нравятся, но не может их описать — помогите е_й, перескажите самостоятельно, чтобы ребенок послушал и запомнил, как это делается. Если ребенок утвердительно отвечает на вопрос о том, есть ли у не_ё любимые моменты в книге/фильме, но не может сказать, какие именно — можно предложить е_й показать этот момент в фильме или книге. Если ребенок не умеет читать — можно читать вслух, сказав, чтобы на одном из своих любимых моментов ребенок прервал чтение, например, сказав «стоп!». Можно (если такая «игра» заинтересует ребенка) пересказывать ребенку один и тот же момент в разном стиле (коротко, длинно, делая упор на факты, делая упор на описание эмоций персонажей, литературным стилем, разговорным стилем — как угодно, хоть как у Раймона Кено в «упражнениях в стиле»), чтобы показать, что нет одного-единственного «правильного» способа пересказа.

3. Научите ребенка фразам, вроде «я не понимаю этот вопрос», «мне сложно ответить на этот вопрос», «я не хочу отвечать на этот вопрос», и НИКОГДА не спорьте с н_ей по поводу того, что он_а умеет или не умеет. Можно переформулировать вопрос, сделать его более точным, подсказать варианты ответов, но никогда не следует обвинять ребенка во лжи («все ты понимаешь, только вредничаешь!»). Реагируйте на то, что ребенок чего-то не понимает, спокойно, и не пытайтесь внушать ему, что его проблемы обусловлены ленью или глупостью.
Так вы будете знать причины, по которым ребенок не всегда может ответить на ваш вопрос, и сможете найти способ решения проблемы.

4. Если письменная речь у ребенка развита лучше, чем устная — используйте это!
Не бойтесь, что ребенок, умеющий писать лучше, чем говорить, полностью перейдет на письменную речь и перестанет разговаривать, или что устная речь перестанет развиваться. Исследования показали, что альтернативная коммуникация не только не препятствует развитию устной речи, но и может ему способствовать. А письмо/печать даже больше похоже на устную речь, чем использование карточек или жестов.
В тех случаях, когда ребенок хорошо пишет, но мало с вами разговаривает, можно объяснить е_й, что вы всегда готовы принять ответ на вопрос или «выслушать» ребенка не только в устной, но и в письменной форме. Также, особенно если ребенок любит читать вслух, можно предложить промежуточный вариант — ребенок может писать то, о чем хочет сказать, но не давать вам бумагу, а читать вслух.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s