Аркен Искалкин: «Социальные «Грабли» аутиста»

Есть такой человек, который в любом случае идёт и наступает на те же грабли, хотя, прекрасно всё знает, и пытается их избежать. Аутист называется. Находящийся в аллистских коллективах. Потому что почти всегда в разговоре рискует съехать на что-то, считающееся запрещённым, неискренним, троллинговым, тупым, понтами…

А ещё – он травмирован, а потому может слишком сильно себя защищать в любой спорной ситуации… Или специально начать грузить своим специнтересом, или своей точкой зрения, противоречащей точке зрения большинства. А не умение общаться приводит к тому, что он её отстоять не может при споре с любым аллистом.

И проблемы, которые сами лезут наружу. С одной стороны, про проблемы такого масштаба говорить запрещено, с другой стороны, держать в себе столько проблем, да ещё вновь появляющихся от конфликтов с непониманием аутизма, скажем так, доктор не рекомендует… Изоляция – тоже проблема, и потому аутист может излагать своё желание понимать других людей так, что другие будут думать, что он хочет их всех подчинить, то есть, завоёвывает себе репутацию Мыши Брейна.

И – сколько ни старайся, ни работай над собой, всё равно, что-то из этого временами будет проскальзывать, по новой лупя по башке социальными граблями. Разве что, может оказаться коллеткив толерантный, терпимый, в раппорте с характером этого аутиста, или вообще знакомый с проблемами и особенностями мышления и поведения аутиста, знающий его права и соблюдающий их. Что зачастую кончается отношением к нему, как к лицу, не достигшему 3-летнего возраста, что безопасно, но часто не отвечает позитивным ожиданиям аутиста.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Ответы на вопросы, которые я мечтал бы получить в детстве. Письмо самому себе в прошлое»

Ты не такой, как все. Потому что ты – аутист, и твоя нервная система устроена иначе. Ты ведёшь себя по-другому во многих аспектах. Разговор от и до полностью. Интересы, движения, у тебя полностью компьютеризированное, точное и программное мышление. У тебя нет интуиции, и ты вообще не можешь догадываться, как делают и заставляют делать окружающие тебя аллисты, но зато ты можешь программировать в разы лучше их. Если только какая-либо точная наука заинтересует и захватит тебя целиком и полностью, настолько, что работа с ней будет доставлять тебе удовольствие и станет твоим специфическим интересом.

Но окружающие тебя аллисты привыкли, что мыслить можно только интуитивно, они вообще не понимают, что можно мыслить иначе. Поэтому они не верят, что ты – такой, и думают, что ты – как они, только недоделанный, а потому пытаются доделать тебя, зачастую агрессивно. Они могут агрессивно, с давлением и непониманием требовать от тебя того, что ты не можешь сделать, а потом ещё и обвинять за то, что ты это не сделал.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Кризисы у ребенка- аутиста»

Ранее я писал про то, как сделать жизнь ребёнка-аутиста более предсказуемой и безопасной. Про то, как поддержать его и обеспечить всем необходимым, а самое необходимое для аутиста – это информация.

А в данном посте я напишу о ситуации, когда у Вас вышенаписанное не получилось, и у ребёнка случилась сенсорная перегрузка.

Она может проявляться в виде полного или частичного отключения сенсорного восприятия. Иногда ребёнок в такой ситуации начинает делать всё медленно или не реагировать на окружающую обстановку, а главное – не реагировать на приказы взрослых или слишком медленно реагировать на них и очень медленно их выполнять.

Сенсорная перегрузка может привести к мелтдауну, т.е. к истерике. Ребенок может упасть на пол и бить ногами, кричать, закрыв уши руками и пытаясь заглушить своим голосом окружающий шум, активно стимить, повышать голос, нецензурно выражаться или активно протестовать против всего. Иногда его протесты могут быть вполне понятны – например, он может требовать немедленно покинуть сенсорно небезопасное место (магазин, ресторан, вагон метро и т.п.). В таком случае лучше выполнить его требование при первой возможности. Иногда его протесты и требования могут быть вам непонятны. Иногда вам может показаться, что ребенок не видит и не замечает ничего вокруг.  И, если сенсорная перегрузка переросла в мелтдаун, это действительно очень вероятно. И лучший способ избежать мелтдаун – среагировать на сенсорную перегрузку ребенка на ранних ее стадиях.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Аутичный ребёнок и публичные мероприятия»

Если Вы ведёте аутичного ребёнка на публичное мероприятие, ему надо будет подробно объяснить, что там будет происходить, что он может сделать, если ему будет сложно или что-то будет ему мешать, а главное, что на том мероприятии можно делать, а что нельзя. Ему нужны будут точные правила, ведь если он не знал, что нельзя, и он сделал это, а ему потом предъявили, он сочтёт предъявившего эйблистом. Даже если пока он этого  слова не знает.

Самое первое публичное мероприятие, которое бывает у ребёнка – это гости у родственников или близких. В идеале хозяева, к которым приводят в гости нашего ребёнка, должны знать, что наш ребёнок – аутист, со всеми его особенностями. Но часто такие родственники оказываются непреднамеренными эйблистами. Один раз я слышал фразу мамы аутичного ребёнка о том, что ей тревожно приводить ребёнка к родственниками, потому что им очень не нравятся особенности его поведения, и они сообщают об этом.
Читать далее

Вероника Беленькая: «Какое информирование об аутизме я бы хотела видеть»

Апрель – месяц информирования об аутизме. Или о Проблемах Аутизма, как его принято называть в России. У меня это название вызывает странные ассоциации, например, «информирование о еврейской проблеме». Такая ассоциация, в свою очередь, вызывает ассоциацию с планом фашистской Германии по «окончательному решению еврейского вопроса». Учитывая то, что крупнейшие российские фонды, проводящие мероприятия в Месяц Информирования О Проблемах Аутизма, сотрудничают с организацией Autism Speaks, которая тратит большую часть свои средств на изобретения методов уничтожения аутичных людей (т.е. на поиски способов предотвращения их рождения), это сравнение не совсем беспочвенно.

Когда я, следуя примеру зарубежных аутичных актвистов, объявила апрель Месяцем Принятия Аутичных Людей, многие читатели моих блогов, особенно родители аутичных детей, стали у меня спрашивать: «Почему вы не поддерживаете информирование? Неужели вы думаете, что у людей с аутизмом нет проблем, о которых надо информировать общество?»

Что же, я поддерживаю информирование. Более того, я сама занимаюсь информированием.  Практически каждый день я трачу часы на информирование об аутизме, потому что я веду три проекта на аутичную тематику. К апрелю я создала специальный информационный сайт под названием Принятие.
Второго апреля я вышла на улицу с одиночным пикетом, рискуя тем, что меня могут депортировать из России, потому что на момент проведения акции у меня не было регистрации. На плакатах, которые я по очереди держала во время этого самого пикета, в частности, было написано следующее: «каждый сотый человек – аутист» и «аутизм – это не болезнь, а особенность». Что же это, если не информирование?
Я борюсь за правильное информирование.
Я пишу эту статью ради информирования.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Нужно ли аутисту обязательно иметь высшее образование?»

По мнению большинства в СНГ, высшее образование иметь в идеале желательно всем. У нас много людей без высшего образования, зачастую даже очень успешных, но считается, что иметь высшее образование – признак хорошего тона, а потому родители с детства внушают детям, что если будешь учиться в институте – будешь умным, а не таким же неучем, как осуждаемое большинство вокруг.

Что из этого получается – мы знаем. Скажем так, если отдалиться от идеологии и посмотреть статистику – нет точной и прямой зависимости между тем, чего человек в жизни добился, и наличием или отсутствием у него высшего образования. А если это аутист, у которого еще есть проблемами со здоровьем или заметная инвалидность– зачастую он и с высшим образованием может быть не в состоянии работать и живёт на пенсию. А мне не кажется, что в обществе есть мнение, что по профессии пенсионера нужно обязательно работать с высшим образованием.

Или же аутист получит образование и знания. Которые будут являться в его голове набором текста, который он оттарабанил на экзамене на все 5. И всё. И сам не понимает, какая может быть польза на работе от знания наизусть всего учебника. Для нейротипиков знания – это что-то понятное, что можно потом легко переложить и на рабочую деятельность с помощью интуиции, а аутист зачастую может и вообще не понимать, что делать с этим вызубренным текстом. А смысл он мог и не понять, вряд ли отечественные преподаватели будут специально объяснять так, чтобы тему понял именно аутист.
Читать далее

Аркен Искалкин: «Страна школьных оценок»

Уже с детства детям рассказывают про школу. И самый главный символ и атрибут школы – это оценки. Пятибалльная система. И каждая из пяти оценок имеет громкое имя и кучу собственных легенд в придачу. По оценкам даже делят школьников на социальные классы – колышник, двоечники, троечники, хорошисты, отличники. И, разумеется, старшие нас учат нас, что привилегированным классом являются отличники и именно туда нужно стремиться. И дети, которые слушают родителей, стараются держать планку отличника.

Но чем больше навязываете, тем больше сопротивляются. А потому уже почти сразу в школе заводятся двоечники, как оппозиционный класс, как отрицалово на школьном уровне. И зачастую именно двоечники со временем отбирают у отличников престиж. Родители нам говорят про аккуратного ребёнка, который приносит домой одни пятёрки и его за это хвалят. Но вот одноклассники со временем начинают рассказывать про гуляку – хулигана, на зло нарушающего правила, и за это получающего внимание, особенно, женское.

А теперь втиснем в эту систему аутиста. Особенно хорошо понявшего, чему учили старшие. А именно (приблизительно): Будешь учиться на пятёрки – мама тебя очень похвалит, наградит печеньем и сводит в парк. Будешь считаться лучшим и уважаемым человеком. Будешь учиться на двойки – наступит конец света. И свет кончится с помощью папиного ремня.
Читать далее