Аркен Искалкин: «Имена аутистов»

Примечание: Многие аутичные люди не признают то имя, что дали им при рождении, и предпочитают называть себя другим именем. И очень часто их знакомые, особенно родители и ближайшие родственники, настаивают на «правильных» именах. Но стоит ли так поступать? И почему нам так важно называть себя определенными именами?

В традиционном обществе существует общественная норма называть людей соответственно списку имён в той культуре, в которой он живёт. Например, в России – Вася, Саша, Петя, Катя, Аня, Маша, в Англии – Джон, Билл, Сэм, Мэри, Бэтти, Полли, в Израиле – Моше, Яков, Давид, Сара, Рут, Эстер, и т.д. И если человек вдруг захочет назваться именем, не соответствующем данной культуре, ему говорят, что его желание НЕПРАВИЛЬНОЕ, и он ДОЛЖЕН называться тем именем, которое ему навязали.

И мне это кое-что напоминает. В фашистской германии, когда евреев всё больше ограничивали, каждому еврею-мужчине в обязательном порядке дали второе имя «Исраэль», а каждой еврейке-женщине дали второе имя «Сара», и обязали законом называть себя именно так.
Читать далее

Аркен Искалкин: «О гендерных аспектах аутизма. Часть 2»

Женское общество строится несколько иначе. Если в мужском обществе присутствует культ достижений – кто-то лучше дерётся, кто-то состоит в тусовке бандитов, а кто-то умеет засовывать руку в рот по локоть – и он уже герой, а у кого заслуг нет – уже не герой, то в женском обществе главное – влияние, достигаемое с помощью манипуляции.

А влияние женщины достигается тем, сколько у неё поклонников, сколько у неё последователей, сколько людей идут к ней за советом, сколько людей хотят быть на неё похожими, и скольких людей она способна заставит делать то, что она хочет. Поэтому девушки с детства учатся манипулировать. Сначала они просто знакомятся и начинают активно общаться, и советовать, и представлять себя, как популярных личностей.

Но если Вы с ними не согласны, они докажут Вам, что Вы очень неправы, все делают так, как она скажет, и вообще, Вы её обидели. Например: «Пошли сейчас красить соседскую собаку в зелёный цвет! Как, нет? Кто сказал? А, ну твоя мама отстала от моды, ты же не хочешь быть таким же стариком, как она! Что? Все красят собак в зелёный цвет, сейчас приведу тебе тысячу моих подружек с зелёными собаками! Спорим, ты не приведёшь столько! Ну-у-у, я же тебя прошу, как подруга! Ну я же столько для тебя делала, а ты меня кидаешь! Ах, ты не пойдёшь! Ну и оставайся здесь, никому не нужный нытик, так и будешь с мамочкой за ручку ходить всю жизнь» Можно ещё добавить сюда шантаж, если знаешь, чем шантажировать.
Читать далее

Аркен Искалкин: «О гендерных аспектах аутизма. Часть 1»

Моя статья будет посвящена проблемам аутистов в зависимости от их пола. Я не хочу углубляться в то, как именно ведут себя аутичные мальчики и девушки (имеется в виду биологический пол, а социальный в данном случае не имеет значения). Потому что сейчас мы хотим им помочь с учётом их проблем. А проблемы возникают из-за отношения общества, которое имеет свои стереотипы относительно мужского и женского поведения, и пытается навязать это поведение, и наказывает за то, что аутист(ка) не ведёт себя так, как им нужно. И при этом общество ориентируется лишь на биологический пол.

Да, особенности развития аутистов в зависимости от пола – тема интересная, но – не более того. А важная сейчас тема – это их здоровье и безопасность. Поэтому писать буду только об отношению к аутистам в обществе. Я сам не изучал статистику, но согласен с тем, что аутизм у мальчиков виден – следовательно, диагностируется чаще. Именно потому, что мальчики – аутисты меньше вписываются в коллектив, а мужской коллектив любит наказывать нарушителей. Жестоко наказывать. То есть, мальчиков – аутистов наказывают больше, у них от этого возникают нерешаемые без помощи взрослых проблемы, и взрослые их решают, попутно ставя мальчикам аутичный диагноз.

Мальчики – аутисты нарушают массу заповедей коллектива:
1. «Отвечай за базар» — аутиста может «занести», и он скажет что-то, что кого-то очень заденет. При этом говорящий за глаза что-либо нейротипик, скорее всего, выкрутится, а аутист – взявший с него пример, скорее всего, будет пойман по доносу и наказан.

2. «Базарь только по теме» — если коллектив говорит о чём-то, то говорят только об этом или на дозволенные смежные темы. А аутистам выдерживать нужные темы сложно. И – от этого высокая вероятность сказать что-то запрещённое, или явно мешающее.
Читать далее

Как помочь аутичному ЛГБТ-подростку? Советы взрослых аутистов

Примечание Вероники Беленькой: Как известно, у аутистов может быть самая разная сексуальная ориентация и гендерная идентичность. Более того, научные исследования показывают, что среди аутичных людей больше не-гетеросексуальных и трансгендерных людей, чем среди нейротипичных.
Из-за принятых в обществе предрассудков, аутичные ЛГБТ-люди (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры) зачастую становятся жертвами насилия и дискриминации, и почти все аутичные ЛГБТ, особенно аутичные трансгендерные подростки, подвергались физическому (а иногда и сексуальному) насилию в школе.
И аутисты, и ЛГБТ из-за качества жизни, непонимания в семье, дискриминации и нестабильности часто страдают от повышенной тревожности, обсессивно-компульсивного расстройства и суицидальных мыслей.
Аутичные ЛГБТ-подростки вдвойне уязвимая категория. Часто таким подросткам необходима помощь и поддержка родителей. Иногда от этого зависит их жизнь, когда родители могут либо спасти своего ЛГБТ-ребенка, либо своим непониманием подтолкнуть его к самоубийству.
Но как помочь аутичному ЛГБТ-подростку? Как его понять?
Прошлой осенью я попросила взрослых ЛГБТ-аутистов заполнить анкету, в которой в том числе был и такой вопрос: «Что бы вы посоветовали родителям аутичных детей, которые узнали, что их дети принадлежат к ЛГБТ-сообществу?»
Вот их ответы:

Джеймс Эллис.

Я бы посоветовал им всегда помнить, что кем бы ни был их ребёнок, он – не ошибка, он прекрасен и уникален таким, какой он есть, и посоветовал бы им поддерживать его, несмотря ни на что.

Влад Н.
Любить их, несмотря ни на что. Просто любить.

Алхимик.
Пожалуйста, не предавайте нас. Если вы защищаете идею, которая убивает вашего ребенка, то вы убиваете своего ребенка своими руками. Абстрактные идеи о том, «как правильно», никак не согреют вас, если ребенок совершит самоубийство по вашей вине.

Александра Б.
Не паниковать. Это не самое страшное, что может случиться в вашей жизни. Важно понимать своего ребенка, и принимать таким, какой он есть.

Шиповник.

Если не можете принять ориентацию своих детей, то хотя бы не мешайте им жить. Не говорите обидных вещей, лишний раз промолчите. Вам, возможно, понадобится время, чтобы оправится от шока, что ваш привычный мир разрушен. Через неделю или месяц вы сможете рассуждать здраво. Через полгода вы поймете, что можете повлиять только на отношения с вашим ребенком. Ничего страшного не произошло с дочерью или сыном. Они такими были всегда. И год назад, и два года назад. Только вам не говорили. Вы любили своего ребенка год назад. Смотрите с любовью на него и сейчас. Вы просто больше о нем узнали. Своего ребенка вы изменить не сможете. Изучите волнующую вас тему, попросите детей дать вам статьи на тему ЛГБТ. Почитайте про гомофобию. Представьте, каково вашим детям. В каком уязвимом положении они оказались. Они нуждаются в вашей поддержке и спокойном отношении.

Читать далее

Аркен Искалкин: «Как правильно общаться с аутистом. Нужно слово «нельзя»

Как часто, если что-то реально нельзя, а кто-то это делает, ему говорят:

-Сделай лучше иначе.
-А не хочешь сделать по-другому?
-А зачем ты это делаешь?

И ведь по факту всё это означает: «Нельзя!!! Будешь так делать, мы тебя накажем!!!» Но при этом,#чистапопонятиям слово «Нельзя» в таких ситуациях тоже запрещено говорить. И если аутист уточнит: «А это нельзя», его поднимут на смех. За нарушение понятий. Получается, все должны понять сами, что это нельзя, объяснять нельзя, а кара будет жестокой, если не поймёшь.

И нейротипичные люди понимают это на автомате. А аутист понимает эту фразу так, как она написана. Приведу три те же примера. Если нейротипик в каждой фразе из этих понимал слово «нельзя» — тоже, кстати, запрещённое, то для аутиста это будет выглядеть так:

-Сделай лучше иначе. «Видимо, сейчас лучше поесть вилкой. Меня попросили КОНКРЕТНО СЕЙЧАС поесть вилкой. А завтра я буду снова есть руками»

Согласитесь, если сейчас у нас будет акция в рамках проекта #я_блоггер_3(http://vk.com/public75479771) касательно каких-либо временных скидок, и я попрошу Вас написать подать заявку в нужную тему, если это Вас заинтересовало, Вы же не сочтёте, что надо подавать заявку туда каждый день, когда Вам будет нужна конкретно эта услуга, акция пройдёт, а Вы будете писать месяц, 100 дней, год… Ведь если Вы видите скидочную акцию, Вы напишите один раз. А для аутиста это то же самое.
Читать далее

Вероника Беленькая: «Мой путь к принятию»

(Примечание:  Впервые опубликовано на сайте ЛГБТ+аутисты 18+ в  в соответствии со статьей 6.21 КоАП РФ т.к. могут быть упоминания о равноценности гомосексуальных и гетеросексуальных отношений)

1.
Когда я была маленькой девочкой, они говорили, что я должна быть нормальной. Я спрашивала, что я должна делать, и кричала, и падала на пол. Я ждала объяснений, каких-нибудь инструкций, я очень хотела быть нормальной! Я не хотела, чтобы на меня кричали. Я не хотела наказаний, воплей и скандалов. Я кричала от того, что не знала, как стать нормальной.
Они ругали меня за то, что я кричу. Они ничего мне не объясняли. Они говорили, что я должна подумать сама и все понять. Я думала, но не могла ничего понять.

Но потом я поняла.

Они говорили о том, как я должна себя вести. Это самое главное — как ты себя ведешь. Не важно как ты себя чувствуешь и что ты думаешь — главное, как ты себя ведешь. Не важно, кто ты — главное, как ты выглядишь.

2.
Я стала подозревать о своей гомосексуальности значительно позже. И еще позже я ее признала.
Но началось все задолго до этого.

3.
Мы в Москве. Мама, мой отец и я. Стоим возле храма Христа Спасителя. Мне года четыре, может чуть больше, и никогда прежде я не была в больших храмах.
Мама идет к храму. Я иду за ней.
— Подойди ко мне, я должен тебе кое-то сказать, — позвал меня папа. Вроде бы он так сказал? Уже не помню, давно это было.
Я подхожу к нему.
-Только не бегай, — говорит он. — А то Боженька обидится. А теперь иди.
Нет, теперь я никуда не пойду! Как я могу куда-то идти, если сам Бог, который создал весь этот мир, может на меня обидеться? И как это — обидеться, и что со мной тогда будет? Я не знала. Может, Бог не умеет обижаться. Может, никто не умеет обижаться и взрослые просто придумали это слово, чтобы пугать друг друга и детей. Но если это так, зачем папа сказал мне такое? Как я могу стоять тогда с ним рядом? Что я могу от него ожидать?

Я отхожу в сторону, но стараюсь не бежать. Не бежать, ни в коем случае не бежать когда я рядом  с храмом! Больше я не могу ни о чем думать! Не бежать — значит не думать. Не бежать — это все равно что не дышать, или не моргнуть, или не пошевелить рукой.
Я не помню, как я оказалась в храме. Тут только я и мама. Вроде бы она сказала что-то о том, что в детстве хотела пойти сюда, и что здесь интересно и еще что-то, но я не помню что. Я почти не ощущаю свое тело. Я пытаюсь контролировать свое тело так, чтобы случайно не побежать. И как будто наблюдаю за собой со стороны, откуда-то издалека, будто мое тело осталось на месте, а сознание — нет. Реальность похожа на сон, но я толком не могу объяснить почему. Все как в тумане. Этого я тоже не могу объяснить.
Она спрашивает, что сказал мне папа, и я не могу ей объяснить. Не знаю, как сформулировать это.
Я думаю о том, как мне не бегать. Я не могу думать о молитве, я не могу осматривать храм. Я не могу бежать. Я не могу ходить быстро. В чем разница между бегом и быстрым шагом?
Я должна идти очень медленно. Я не должна бежать.
Читать далее

Аркен Искалкин: «О том, как специфический интерес ребёнка – аутиста может помочь родителям найти общий интерес с ребенком»

Изначально аутист, мылящий по-другому, очень сложен для понимания нейротипичным родителем. И поэтому очень велика вероятность непреднамеренного эйблизма. Но специфический интерес ребёнка-аутиста может помочь пониманию. Да, не всегда и не везде, а только касательно данной сферы, в других сферах, возможно, останется прежняя ситуация. Но это уже покажет обоим участникам коммуникации, что понимать друг друга в принципе можно, а это важно. Более того, через этот интерес можно обучать ребёнка.

Например, может быть такая ситуация, что родителю кажется, что ребёнок – аутист не может научиться говорить, потому что он глупый. А сам ребёнок может не учиться говорить только потому, что не понимает, зачем ему говорить, если всё, что ему нужно, у него есть и так, без умения говорить. И вдруг этот ребёнок видит по телевизору в первый раз мультик, например, Утиные Истории. Мультик ему очень нравится, и становится его специфическим интересом. И тут у ребёнка появляется стимул научиться говорить, чтобы подражать Скруджу МакДаку. И ребёнок быстро выучивается говорить, чтобы вслух пересчитать огромные деньги, а так же позвать Зигзага Макряка, чтобы полететь куда-нибудь на вертолёте.

Кстати, в такой ситуации подкованный родитель сможет смотивировать такого ребёнка изучать математику. Потому что Скрудж должен именно СЧИТАТЬ своё богатство, а оно у него такое большое и требует такого сложного владения бухгалтерией, что без знания сложной математики это просто не сделать. И так, с помощью интереса, ребёнок, ранее казавшийся необучаемым, становится вдруг суперобучаемым.
Читать далее